13:46 

Нарцисс и Гольмунд

Иона.
Несмотря на то, что герои очевидно противопоставляются друг другу, как разум и чувства, мужское и женское, анимус и анима, я с самого начала этого противопоставления не чувствовала. Знала о нем, но не чувствовала. Для меня они были символами одного и того же пути от рождения к смерти, от смерти к рождению и внутреннее стремление к единству двух разрозненных частей отзывалось во мне и было главным в каждый момент истории. В отдельности каждый из них кажется глубоко ущербным и несовершенным. Прекрасный логик, глубоко видящий людей, Нарцисс не даром носит имя мифологического персонажа. Без Гольмунда он воплощает его худшие черты - холодность, самолюбование, высокомерие и отделенность. Гольмунд, имя которого буквально означает Златоуст, без Нарцисса оказывается в том же положении. В самом его имени уже чудится противоречие. С одной стороны в нем есть что-то обольстительное, лживое или пустое (ворох ассоциаций, от библейского змея-искусителя до роулинговского Златопуста Локонса), с другой, мы вспоминаем Иоанна Златоуста, тоже, кстати, ставшего монахом после смерти матери. Без Нарцисса он мог бы и не проснуться вовсе. Большую часть своего пути он страдал сам, видел страдания и причинял их другим.
Ни путь Нарцисса, ни путь Гольмунда не кажется спасительным и счастливым. Только обогащаясь любовью друг к другу, каждый из них в конце концов становится больше себя самого и приближается к Богу. Они как бы встречаются на зыбкой территории имени. Осознавая и признавая свою любовь к Гольмунду Нарцисс становится аббатом Иоанном (я даже посмотрела в словаре, имя буквально означает "благодать Божья"), а Гольмунда в конце книги все время почти называют Златоустом. Это тайное ощущение их встречи, их соединенности, наконец, рождает внутри надежду, что и собственные разорванные части однажды соединятся во мне.

И еще... Удручает как долго я читала эту книгу (перерыв, запланированный ПуХом, сбил весь настрой). Мне сложно было читать ее, но я рада, что сделала это, потому что как дружба героев обогатила их, так, мне кажется, и эта книга чем-то обогатила меня. И не только новым витком творческой зависти или жалости к себе от того, что не могу в полной мере принять ни того, ни другого пути - не доросла ни до художника, ни до мыслителя. Им, конечно, сложнее, но в то же время и неимоверно проще. Удивительно, что с самого начала меня гораздо больше привлекал Нарцисс, чем Гольмунд, несмотря на то, что в первом явственно виделось всегда пугавшее и отталкивавшее меня высокомерие, а во втором - всегда привлекавшая чувственность, трогательность, ранимость и красота. Гольмунд же в принципе объективно привлекательнее!... Почему Нарцисс? Я как будто тайно жалела его, сама не зная за что, и я еще и сейчас не могу до конца понять что это чувство говорит обо мне.

@темы: дневник читателя

URL
   

Нам светят звезды, мрак исчез

главная