17:01 

Про книги

Иона.
* - было что-то полезное, но вообще не понравилось
** - интересно
*** - тронуло, понравилось, советую


* ЛИТВАК Б.М. И М.Е. «АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ВАШЕЙ ЖИЗНИ» (аудио)
Лекции Литвака мне часто и настойчиво советовали многие люди, поэтому я многого от них ожидала, заранее чувствуя себя очарованной созданным чужими описаниями образом человека умного, начитанного, тонкого, обладающего нетривиальным подходом к психологии. Подход у него действительно нетривиальный – экономический.
Возможно, чтобы понять всю глубину этого подхода нужно обладать экономическим складом ума или познакомиться гораздо больше чем с одним сборником лекций, но меня он скорее напугал и оттолкнул, чем привлек. Чего только стоит фраза «Нет справедливости, есть только товарно-денежные отношения». Я понимаю о чем это, но фраза все-таки не оставляет после себя ничего, кроме возмущения и ощущения этой самой несправедливости.
Естественным образом сравниваю Литвака с Торсуновым. И тот и другой вроде бы учат, как жить в этом обществе бок о бок с другими, но О.Г. исходит как раз из позиции любви и справедливости, в Б.М. из позиции полезности – определи кто стоит больше и действуй соответственно. А где искренность? Где настоящее? Разве это не опредмечивание человека, не низведение его до состояния вещи, по сути вынимание из него души? Только удобство, только выгода. Если, опять же, сравнивать с тем, что говорит Торсунов, то лекции Литвака – самоучитель для людей, находящихся в страсти, культивирующий формальные, договорные отношения, в которых есть все, кроме настоящего огня.
Понимаю, что в каких-то случаях эгоизм работает, но в принципе боюсь этого слова и не хочу из него исходить в построении своих отношений с собой и другими людьми.
Тем не менее, справедливости ради, стоит заметить, что почти все, что говорил его сын было ближе и интереснее, потому что касалось в первую очередь самоопределения, построения отношений с собой, а не с другими. Интересными были и некоторые примеры, в особенности поразивший меня пример с десятилетней девочкой, уходящей из дома на несколько дней без сообщения родителям куда и зачем, требующей от них только денег и не воспринимающей их как какой-либо авторитет. Сравниваю с собой и ужасаюсь. В десять лет меня на улицу отпускали лишь на пару часов и только под окнами нашего дома. Остаться ночевать у подружки я смогла первый раз только учась на четвертом курсе университета и то лишь однажды. В десять лет я почти не знала что такое деньги, играла в куклы, рисовала картинки, рассказывала стихи наизусть, и в школу через два двора меня водили за ручку. То ли время так изменилось, то ли мои родители были такими перестраховщиками, но меня пугает этот разрыв. В голове звучит вопрос, часто повторяемый в фильме «Чертовы понедельники и клубничные пироги»: «Сколько в мире таких людей как я?».
И еще мне не нравится название этого треннинга – «Актуальные проблемы вашей жизни». Слово «вашей» сразу и отделяет его от всех остальных и превозносит, что кажется мне не понятным. Разве что великие святые могли бы чувствовать такое отделение, но не думаю, что они его каким-либо образом подчеркивали.

** НИЦШЕ Ф. «РОЖДЕНИЕ ТРАГЕДИИ ИЛИ ЭЛЛИНСТВО И ПЕССИМИЗМ» (аудио)
Так странно слышать во вступлении, что сам Ницше считал неуклюжей, запутанной и неровной одну из самых известных своих книг – «Рождение трагедии из духа музыки». Он называет ее высокомерной и мечтательной, заманивающей и чуждой ему теперь, когда он пишет новую свою книгу - «Рождение трагедии или эллинство и пессимизм». Мы не привыкли к этому. Нам кажется, что человек, признанный нами гением, представляет собой нечто застывшее, раз и навсегда великое, и редко думаем о том, как он развивается, как борется сам с собой, что он такая же живая, противоречивая натура, как и все мы, просто наделенная огнем слова.
Наверное я не достаточно еще дозрела до такой литературы, как ни обидно это признавать. Слушая, будто все понимаю, все чувствую, но в то же время осознаю, как ускользает от меня что-то большое, что-то главное, смыслообразующее. Но тем не менее и из отдельных воспринятых кусочков сочится столько сока красоты, силы, жизни, что все определенно не зря.
Я мало знаю греческую мифологую, а греческую историю еще меньше. Все это всегда казалось слишком близким к нам, слишком западным, слишком обычным, чтобы увлекаться всерьез, но чем больше в последние годы узнаю об этой традиции, тем больше понимаю, как глубоко заблуждалась.
Сначала отозвалось, что титаны – природа, судьба, страдания жизни, низвергнутые в Тартар, чтобы заслониться от них золотом Олимпийцев и несмотря ни на что продолжать жить. Греческая культура зиждется на трагедии, как и вся человеческая жизнь, вот откуда мудрость Селена, изреченная царю Мидасу: «Из всех возможностей для человека наилучшей было бы не родиться, на втором месте – умереть». Он говорит о противоборстве аполонического и дионисийского, которое я всегда раньше воспринимала не в философских категориях, а скорее в категориях искусства – как статичные его виды (скульптура, живопись, архитектура) и те, которые рождаются во времени (музыка, танец, театр). Я заблуждалась, это разделение гораздо глубже. Аполоническое это и есть золото Олимпийцев, которым человек заслоняется от ужаса существования (почти экзистенциализм!), это сон, который рождает человеческое сознание, прекрасный и логичный, это по сути и есть само сознание, потому что то, что Ницше говорит о дионисийском очень напоминает подсознание – хаотичное, темное, не определяемое словами, бурлящее чувствами, ощущение связи всего со всем, не игра, а преображение.
В этом смысле Ницше даже напомнил мне Фрейда и, как и Фрейд, испугал. За ним раскрывается что-то бесконтрольное и не понятное, что-то, в чем нельзя определить ни верха, ни низа, ни начала, ни конца, ни смысла. Страх ли это сдираемого покрывала иллюзии или страх греха и вины? А может быть это одно и то же? Весь вопрос в том, что такое аполоническое. Сон ли это мира, или наш сон? Можно ли на него надеяться, или это лишь призрак? Вобщем, есть ли Бог или мы его выдумали? Вот так мне видится суть.
Ницше пишет, что все индивиды комичны (Дон Хуан, кажется, также смеется над чувством собственной важности) и потому не пригодны для трагедии, отсюда Дионис – суть масок Эдипа и Прометея, которые – суть толкование Аполлоном Диониса. В этой трактовке можно говорить о том, что это все части Бога, его Сознание и Подсознание, для которого мы – зеркало.
Отозвались образы Эврипида и Сократа. Эврипид, несмотря на то, что писал комедии, по натуре трагик, но, существуя в эпоху кризиса пишет комедии как бунт против своего несоответствия великим трагикам прошлого (Эсхил, Софокл) и сам – маска, уста новорожденного демона Сократа, считающего, что все разумное прекрасно. То же противостояние, только аполоническое уже опирается скорее не на наивное восприятие, а на разум, и потому становится сократическим. По сути опять же это спор между оптимистами и пессимистами. Сократическое исходит из посылки Сократа, что все зло от не знания и человек по природе добр. Это оптимизм чистой воды, тогда как дионисическое признается, что понятия не имеет так ли это, мир ужасен, но все-таки в нем существует метафизическое утешение через связь с Первосущим. Тут он говорит о неукратимой радости жизни, которую сравнивает с понятием мировой воли Шопенгауэра, и наверное, стоило бы почитать Шопенгауэра, чтобы разобраться что к чему.
Из моего маленького еще отозвалось то, что человек – глагол (не слово, не указание на речь, а именно на действие). Отозвалось о том, что природа музыки – это миф, дионисическое, а природа науки – теория, аполоническое. Вобщем, все его рассуждения для меня на данный момент составляют какой-то сложный и неописуемый клубок ассоциаций и противоречий, который разматывается к вопросу о том что представляет собой человек по своей природе, а именно добр он или зол, обладает способностью к творчеству или нет. К слову сказать, язык Ницше, и в особенности его описание дионисического, то, как он пишет о стоящих перед глазами образах и ассоциациях, которые ты часто не можешь даже объяснить, но вынужден выражать, вдохновляют на творчество.

* ХИКС Э. «УЧЕНИЕ О ВОПЛОЩЕНИИ ЖЕЛАНИЙ В ЖИЗНЬ»
Все то же собрание мыслей о синхронии и известных уже многим законах Мироздания (Закон Притяжения, Закон Принятия), высказанные в форме послания, принятого от некоего Абрахама. В школе, когда я вывела формулу «мысль материальна» все надо мной смеялись, а сейчас этой фразой не бросается разве что ленивый. И все-таки, как и тогда в школе, так и сейчас, я думаю, что в этом есть смысл и нужно только научиться настраивать свое сознание нужным образом. Проблема в том, что для меня лично это почему-то оказывается сложно сделать. Вот и читаю я подобные книги – не столько для того, чтобы почерпнуть новую информацию, сколько для того, чтобы еще раз услышать, что я связана с Источником, который меня любит и заботится обо мне. Кажется, совсем немного осталось до того момента, когда колличество перейдет наконец в качество, во всяком случае хочется в это верить.
Помимо прочего эта книга ценна по крайней мере тем, что состоит из двух частей – теоретической и практической. Теоретическая часть довольно логична, хоть у меня и создалось впечатление, что основная ее цель не столько передать информацию, сколько дать установку. Что касается практической части, то там описано 22 упражнения, многие из которых уже встречались раньше в Пути художника или ТИЖ. Некоторые из них, я пожалуй, начну выполнять.

** СТАЙГЕР Б. «АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ОТКРЫТИЯ, ИЗМЕНИВШИЕ ИСТОРИЮ»
Запутанная книга об археологии из которой удалось понять и запомнить разве что то, что в этой области на данный момент существует настоящая каша из находок и открытий, которые невозможно ни объяснить, ни опровергнуть, а мешанина версий, гипотез и мнений, возникающих вокруг них впечатляет. Я не смогу воспроизвести и половины фамилий и странных случаев обнаружения находок скелетов людей в тех слоях, где им, согласно официальной науке, никак не положено быть, скелетов двух-трех метрового роста, скелетов с большими глазницами, как у инопланетян в коммиксах и т.д. Но все это интересно, потому что в этом чудится что-то настоящее. Когда читаешь учебник всегда возникает странное, немотивированное вроде бы недоумение: и что, так оно все и было? Вот и все? Обезьяна, увидевшая блеск умирающей звезды, вдруг стала человеком?
И самое ценное ощущение, которое рождается в соприкосновении с этой книгой – ощущение тайны, ощущение смысла, как это ни странно, ощущение того, что все сложнее, чем мы можем подумать, что мы дети, которых ведут. Это, конечно, не гарантировано, но все же.

***БИГЛЬ П. «АРХАИЧЕСКИЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ»
Книга понравилась, как и большинство книг Бигля. Сначала ощущением разлитого в обыденности фантастического. Почти треть книги оно присутствовало лишь незримо, оно маскировалось, оно стояло за дверью, и это ощущение его невидимой близости было таким понятным, таким поглощающим и волнующим, что даже не хотелось переворачивать следующую страницу – вдруг магия оборвется и все скатится в обыденность, вдруг оно вырвется наружу и дальше пойдут обычные магические штучки. Оно, конечно, проявилось, но так тонко и осторожно, так красиво и полно, оставив, впрочем, недосказанность, что эта книга надолго во мне останется. Случилось странное. Я впервые ассоциировала себя, пожалуй, с самым сильным и самым красивым персонажем книги. Обычно само собой получается, что персонажем, с которым я себя ассоциирую бывает самый жалкий и никчемный, но в этот раз почему-то я ассоциировала себя с Зией, с богиней, от волос которой исходит звездное сияние, которая боится выйти из дома, которая сама немолодая толстая женщина, стоящая в дверном проеме твердо, как человек, которому ни разу в жизни не пришло в голову, что он некрасив. Я не знаю почему именно она. Может быть от ощущения того, что она, даже будучи с ними, всегда отдельно, что она и красива и не красива одновременно, что в ней заключена великая сила света, но она так устала и так мало верит в себя, что думает, что скоро исчезнет, потому что в ее жизни были ошибки, потому что она знает, что она богиня, но не гордится этим. Я чувствую себя в чем-то похожей на нее, а может быть просто хочу быть похожей.
За несколько страниц до окончания книги, перед последним поединком, когда все должно было решиться, откуда-то из глубины меня вырвалось – будет также, как у нее. Как закончится книга, так написано и мне. Читала и боялась до онемения. Но она победила. Зия победила и это как будто придало мне сил.
Фарел ожил впервые только когда стал говорить и думать о музыке. Так явственно увидела в нем В. Он точно также прижимал бы к себе скрипку, как Фарел прижимал к себе лютню, точно также переезжал бы из города в город, точно также любил бы меня, как он Джулию. И Бен, с его сумрачным викингом, и Эйфи, с ее дикой детской неуемной жаждой власти, и каждый из персонажей этой удивительной Лиги Архаических развлечений, в которую так захотелось вступить, несмотря на всю ее смехотворность в какие-то минуты, - все ожило.

** ХЕЙДОК «НАВСЕГДА»
История, в которой вроде бы все есть, чтобы казаться хорошей и трогательной, но почему-то не дотягивает до оживания персонажей. Лишь на одну минуту удалось забыть, что это книга – в тот момент, когда главный герой, пробуя свою волшебную флейту, играет мелодию носорога и на город наваливается тьма, отчаяние и холод. Описание было так похоже на появление дементоров, даже ключевая фраза была той же – «будто радости никогда больше не будет». Появление нимфы даже для меня было слишком сладким, а уж вторая часть и подавно. Но все равно это не плохая история.

**ЛОСЕВ А.Ф. «ВЛАДИМИР СОЛОВЬЕВ И ЕГО ВРЕМЯ»
Первое, что откликнулось – образ его семьи в детстве. Его отец, историк и священник, которого все вспоминают как человека очень глубокого и очень веселого, его дед, которого он плохо помнит, и все по фотографиям из дореволюционного альбома, по воспоминаниям графинь Трубецких, дочерей той самой графини Трубецкой, которая уехала за мужем в Сибирь. Внезапно увиделось все это очень ярко, как что-то такое понятное и близкое, и что-то внутри ужасно затосковало по тем временам, как будто я либо знала этих людей, либо сама жила в подобной семье, в подобном обществе, либо только хотела. А еще какое-то щемящее чувство от того, что сегодня совсем не так, что сегодня все это кажется утраченным. Может быть я и правда больше из того времени, чем из сегодняшнего, потому так часто и не совпадаю с людьми. Как там Рейчел писала… «бросало из печали в восхищение тем фактом, что я это я». То же со мной.
Самое ценное, что ухватила – ощущение благородства и какой-то особой наполненности тех дней, так отличной от сегодняшних. Люди были совсем другими. Да, говорят, что люди всегда одни и те же и может быть по большому счету это почти так и есть, но все-таки они были совсем другими и это ощущается больше, чем понимается, как ощущал это Бен, герой книги «Архаические развлечения», временами менявшийся местами с викингом Эгилем Эйвиндсоном.
И остались отдельные фразы, вроде той, что С.М.Соловьев так низко оценивал императрицу Анну Иоановну, что его жена относилась к ней как к личному врагу. Или странно как-то возбуждает внутренне и смущает, что Соловьев, познакомившись с известным парижским историком Ренаном, писал потом о нем своему другу, что он «пустейший болтун с дурными манерами». Не знаю даже восхищает меня это или возмущает. Это как с той записью в дневнике Ники Ратомской, где она говорит о какой-то своей коллеге, высмеивая что она не умеет толком играть на гитаре и сто лет пишет одни и те же песни про эльфов, что люди к ней на концерт ломятся, потому что хотят побухать. И тогда и сейчас задело.
С одной стороны нужна смелость чтобы говорить так. С другой не понятно, что лежит в основе этих слов – констатация непрофессионализма или обида на то, что к этому не профессионалу на концерт длиннее очередь? Побуждение всегда важно.
Мне очень сложно говорить так. У меня нет такой смелости, я всегда испытываю обиду за того человека, о котором приходится так говорить и стыд за то, что не вижу в нем другого. Хотя внутренне я могу просеивать людей на предмет «нравится-не нравится», «ближе-дальше», врядли я позволила бы себе так говорить, как она, но с другой стороны, если это позволял себе Владимир Соловьев… что в этом? Наверное можно, если говорится беззлобно, как факт, а не как осуждение, но внутренне почти невозможно провести грань, во всяком случае для меня.

***БРЕДБЕРИ Р. «КЛАДБИЩЕ ДЛЯ БЕЗУМЦЕВ»
Пытаясь подобрать эпитеты для этой книги вдруг понимаешь, что трудно это сделать – только крутится возле сердца что-то большое, мягкое и теплое и не дает увидеть ничего, кроме высоты, мягкости и теплоты. И пускай с первых страниц практически понятно в чем интрига детективной линии, сердце замирает от каждого слова, от каждого описания, от живого и волнующего дыхания истории. Такая поэтичная, такая утверждающая красоту, любовь, удивление и безумства творчества и жизни – как может она не понравится кому-то? Не представляю.
Очень тронул этот последний момент на крыше собора. Чудовище всегда гонится за тобой. Ты одеваешь его маску и становишься чудовищем, а потом, если повезет, снимаешь маску, кто-то помогает тебе снять маску. Но это чудовище всегда рядом, оно будет жить, будет бежать за тобой следом по жизни как по тайному темному коридору, один конец которого всегда упирается в могилу, а другой – в зеркало. Как это близко, как ощутимо, и именно так и понимается слишком часто в последнее время.
Бредбери, я вас люблю.


@темы: дневник читателя

URL
   

Нам светят звезды, мрак исчез

главная