Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: дневник читателя (список заголовков)
17:29 

А. Де Сент-Экзюпери "Планета людей"

Три слова о книге: связь, полнота, пробуждение

Книга о важном. Прочтя ее будто сама побывала в пустыне, будто сама получила из рук другого эту чистую воду жизни, будто узнала, сама того может быть не желая, какую-то пробуждающую тайну, ощутила эту чудесную связь. Чувство связи здесь самое главное. Связь и пробуждение, рождение человека уже не телесно, а духом.



Мне чудятся глаза тех, кому я, может быть, дорог. Глаза вопрошают. Сколько взглядов, и в каждом - упрек: почему я молчу? Но я отвечаю! Отвечаю! Отвечаю, как только могу, не в моих силах разжечь еще ярче этот огонь в ночи!

<...>

"Да разве я о себе...". Вот оно, вот что поистине невыносимо. Опять и опять мне чудятся глаза, полные ожидания,- и едва увижу их, по сердцу как ножом полоснет. Я готов вскочить и бежать, бежать со всех ног. Там гибнут, там зовут на помощь!

<...>

Каждая секунда нашего молчания убивает тех, кого я люблю. Неудержимый гнев закипает во мне: отчего я скован и не могу помчаться на помощь? Отчего этот огромный костер не разнесет наш крик по всему свету? Держитесь!.. Мы идем!.. Идем!.. Мы спасем вас!..

<...>

Вода!
У тебя нет ни вкуса, ни цвета, ни запаха, тебя не опишешь, тобою наслаждаешься, не понимая, что ты такое. Ты не просто необходима для жизни, ты и есть жизнь. С тобой во всем существе разливается блаженство, которое не объяснить только нашими пятью чувствами. Ты возвращаешь нам силы и свойства,
на которых мы уже поставили было крест. Твоим милосердием снова отворяются иссякшие родники сердца.
Ты - величайшее в мире богатство, но и самое непрочное - ты, столь чистая в недрах земли. Можно умереть подле источника, если в нем есть примесь магния. Можно умереть в двух шагах от солончакового озера. Можно умереть, хоть и есть два литра росы, если в нее попали какие-то соли. Ты не терпишь примесей, не выносишь ничего чужеродного, ты - божество, которое так легко спугнуть... Но ты даешь нам бесконечно простое счастье.

<...>

Не беда, что есть на свете шакалы, ведь в том истина газелей, чтобы пугаться, от страха они превзойдут сами себя в головокружительных прыжках. Не беда, что есть на свете лев, ведь в том истина газелей, чтобы упасть на раскаленный песок под ударом когтистой лапы!
Смотришь на них и думаешь: их сжигает тоска. Тоска - это когда жаждешь чего-то, сам не знаешь чего... Оно существует, это неведомое и желанное, но его не высказать словом. Ну, а мы? Чего не хватает нам?

<...>

Мы дышим полной грудью лишь тогда, когда связаны с нашими братьями и есть у нас общая цель; и мы знаем по опыту: любить - это не значит смотреть друг на друга, любить - значит вместе смотреть в одном направлении. Товарищи лишь те, кто единой связкой, как альпинисты, совершают восхождение на одну и ту же вершину, - так они и обретают друг друга.

<...>

Быть может, потому-то все в мире сейчас трещит и шатается. Каждый страстно ищет веры, которая сулила бы ему полноту души. Мы яростно спорим, слова у нас разные, но за ними - те же порывы и стремления. Нас разделяют методы - плод рассуждений, но цели у нас одни.

© А. Де Сент-Экзюпери "Планета людей"
запись создана: 09.11.2010 в 16:40

@темы: люди говорят, дневник читателя

16:19 

Мне чудятся глаза тех, кому я, может быть, дорог.

Мне чудятся глаза тех, кому я, может быть, дорог. Глаза вопрошают. Сколько взглядов, и в каждом - упрек: почему я молчу? Но я отвечаю! Отвечаю! Отвечаю, как только могу, не в моих силах разжечь еще ярче этот огонь в ночи!

<...>

"Да разве я о себе...". Вот оно, вот что поистине невыносимо. Опять и опять мне чудятся глаза, полные ожидания,- и едва увижу их, по сердцу как ножом полоснет. Я готов вскочить и бежать, бежать со всех ног. Там гибнут, там зовут на помощь!

<...>

Каждая секунда нашего молчания убивает тех, кого я люблю. Неудержимый гнев закипает во мне: отчего я скован и не могу помчаться на помощь? Отчего этот огромный костер не разнесет наш крик по всему свету? Держитесь!.. Мы идем!.. Идем!.. Мы спасем вас!..

© А. Де Сент-Экзюпери "Планета людей"

@темы: все огни огонь, дневник читателя

19:18 

Снова про человека, затерянного в настощем

Случайно наткнулась - оказывается человека, о котором на днях писала, если кому интересно, зовут Клайв Уэринг. Знаменитый писатель Оливер Сакс посвятил в своей книге «Музыкофилия: истории о музыке и мозге» этому человеку целый раздел под названием «Память, движение и музыка».

Сакс рассказывает историю мистера Уэринга, отмечая, что несмотря на то, что амнезия сделала его человеком без прошлого и будущего, его исполнительские способности остались практически нетронутыми. Выброшенный в непрерывное настоящее, переживающий время как цепочку несвязных мгновений, в игре на рояле и дирижировании хором он снова находит естественное и логичное течение времени.

Ольга Пантелеева пишет:
Мы читаем не про Клайва — про себя. Неужели, сидя в концертном зале, вы ни разу не задавались вопросом — что же сейчас происходит? Почему время вдруг становится плотным и вещественным — так, что можно поймать его за хвост? Как «сейчас» становится важнее, чем «до» и «после»?

Да, хочу почитать эту его книгу.

@темы: другие острова, дневник читателя

15:01 

А. де Сент-Экзюпери

28.10.2010 в 09:00
Пишет manhattan.:

Господи, дай мне не то, что я себе желаю, а то, что мне действительно необходимо!
© А. де Сент-Экзюпери

URL записи

@темы: люди говорят, дневник читателя

13:50 

Ч.Айтматов "Тавро Кассандры"

Судьба без образа будущего бесплодна

Всякая власть, что бы они ни заявляла о своих целях, кровообращением своми имеет повелевание.

Конец света заключен в нас самих.

© Ч.Айтматов "Тавро Кассандры"

@темы: люди говорят, дневник читателя

03:50 

Сказки

Наверное там никогда это не прекратится... бесконечные нападки, праведное негодование в ответ на них и неистребимое ощущение ненужности всего этого, рождающееся с моей стороны.
Вчера случайное уличное знакомство подарило нам довольно неприятный разговор, максимой которого стало: "все, кто не белорусы - прочь отсюда, недостойные". Причем человек так и не смог адекватно объяснить почему он так думает, кто должен определять границы нации, зачем их вообще определять, и чем прибывшие сюда хуже родившихся здесь. Милый, веселый, забавный... а такая муть в голове. Я была зла и раздосадована на все это, попыталась забыть, а оно отдается как эхо шагов в темном переулке в разговорах других снова и снова. Но все это такое... словесное кружево. Опять же к слову приходится читаемая книга. "Месяц в деревне", постановка Ленкомом пьесы И.Тургенева. Хотела бы я увидеть С. Гиацинтову в этой роли! Я чувствую ее "тесноту судьбы", понимаю страх и брезгливость к душным комнатам и плетению словесных кружев. Я все еще люблю это, но уже более того просто не знаю как иначе, не умею, не могу - сплошные не... Слава Богу мне, наконец, тесно и я в отчаянии от того, что ничего не могу с этим поделать.
Критики говорили, что С.Гиацинтова идеально воплотила образ тургеневской женщины. Теперь внутренне, если кто-то и назовет меня снова тургеневской барышней я всегда про себя буду поправлять его. Если героине помогла любовь, в которой и любви-то не было, лишь удивление, восхищение и желание спастись, почему со мной не может случиться то же самое?

@темы: государство двоих, дневник читателя, нью, сиюминутное, слова о словах, случайные встречи, весь мир - театр

20:42 

Васса Железнова. Ленком.

А вот только что прочитала о постановке "Вассы Железновой". Невольно сравнивала ее с постановкой нашего театра. Тогда я гораздо меньше увидела, чем было заложено автором в саму ткань пьессы, причем не увидела того, что сейчас кажется самым важным в ней и самым близким или вернее увидела, но как-то иначе, как-то посторонне, что ли... В ней такой сквозняк тепла, такая неутоленная жажда материнства, ласки человеческой... тоска, забитая, задавленная привычкой, силой характера, волей, хозяйством...
Если воля слаба и хозяйством не оправдаться, что еще может закрывать это желанное, трогательное прикосновение? Что сжимаешь в другой руке, противопоставляя сломленной, цветущей белым цветом, до слез доводящей красотой своей, веточке старые канцеллярские счеты?
Счеты какие-то внутренние, не сведенные... а откинуть их в угол не хватает сил, уверенности, воли.

@темы: весь мир - театр, колыбель для кошки, дневник читателя

13:49 

"Нора". Постановка Ленком

// Поюровский Б.М. "Звезды московской сцены. Ленком". - 2000
ст. К. Рудницкого


...Все это говорил человек, который только что гордился Норой, любил ее! Его любовь сразу слиняла, померкла, испарилась, уступила место злобному раздражению. Теперь перед ним была уже не «певчая пташка», а «лицемерка», «лгунья», «преступница».
<…>
...Хильмер вовсе не пытался понять почему Нора поступила так, а не иначе, какими побуждениями руководствовалась. Человек, любимый настолько, насколько вообще в состоянии любить Хильмер, переставал существовать для него с того момента, как только в глазах «общества» этот человек терял свою репутацию, свою «стоимость». Любовь не имела никакого значения, коль скоро она опровергалась подложным векселем.
<…>
…в голосе его звучали благородное негодование, страх, тревога, он во всю силу играл трагедию обманутого доверия и тем ужаснее выглядел в глазах Норы, да и в глазах зрителей…
<…>
...Когда же злополучный вексель возвращен, судорожно изорван в клочки, брошен в горящую печь, он успокаивается, приходит в себя, разглагольствует о своей доброте, даже… прощает Нору! Вот когда он уже совершенно ничтожен, вот когда Нора уже презирает его.
Нора, по ее собственным словам, собирается «сбросить маскарадный костюм», то есть вырваться из кукольного дома Хельмера, из-под власти его фальшивого достоинства, его маскарадной, внешней порядочности, скрывающей подлость и грязь, но Хильмер ничего этого не понимает.

@темы: весь мир - театр, люди говорят, дневник читателя

01:54 

Были они смуглые и золотоглазые

Может быть дело действительно в очередном витке перемен или даже (Боже мой) взросления. Недавно перечитывала рассказы Бредбери и один из них - "Были они смуглые и золотоглазые" - как раз о незаметных таких переменах. Ракета землян-колонизаторов высаживается на покинутый цивиллизацией Марс, весь покрытый пересохшими каналами и полуразрушенными марсианскими виллами из голубого камня. Неожиданно на Земле начинается война и все люди погибают после взрывая ядерной бомбы. Колонизаторы живут надеждой построить ракету и вернуться на Землю, домой. Но проходит время, а марсианские пески шепчут по ночам ласково и настойчиво, врезаясь в память, запечатлевая в ней неизвестные названия каналов и выщербленных временем гор, марсианские каналы наполняются голубой водой и нет ничего лучше их, тело становится худым и вытянутым, глаза золотыми. Ракета забыта, человеческие дома кажутся нелепыми, человеческий язык неизвестным... Когда прибудет другая ракета с выжившими спасателями с Земли никто из первых колонизаторов не вспомнит что значит это слово - Земля...
Мне кажется я сплю в душной открытой вилле и марсианские пески окутывают меня со всех сторон, погружают в себя как в воду, видоизменяют... как и в Беттингтоне борется во мне страстное желание, естественность и легкость этого чудесного изменения (или даже преображения) со страхом, с ощущением предательства, с жалостью к оставленному. Я могу только шептать "я вернусь осенью", что бы слышать глухое царапающееся внутри "нет, никогда, никогда ты не вернешься..."


@музыка: Kate Bush "Reaching Out"

@темы: сиюминутное, люди говорят, колыбель для кошки, дневник читателя, диагностика кармы

05:37 

Про чувство вины

На той неделе встретила человека, дважды без предупреждения и объяснений вычеркнувшего меня из своей жизни и вдруг решившего что-то изменить. Назначили совместный поход в филармонию. Я твердо была намерена забыть все обиды, но в решающую минуту отчего-то не ответила на звонок, никуда не пошла...
Я боялась оценки пройденного пути, возможных объяснений, того, что она не посчитает нужным их дать... Фактически, я сделала то же, что она сделала тогда, но только мелко, глупо и смешно... J. права, я даже отомстить как следует не могу, только бояться, домысливать и шептать про себя обличающие слова. И все же в данной ситуации лучше произносить неадекватные слова, чем совершать адекватные действия. Да, лучше выставить себя идиоткой, чем растить в себе сухими, мертвыми садами обиду и злость, чем нести в себе чувства настолько разрушительные.
Но итог известен: она снова и не думает о случившемся, она снова свободна, она снова уехала в свою большую, разную, новую, интересную жизнь, а у меня на руках остался только бессмысленный мелкий поступок и чувство вины.

Про Третий глаз

Чудесная книга Л.Рампа как-то внутренне тронула, будто что-то родное вспомнилось. Совсем не трудно полюбить каждого из этих монахов, со всеми их бесконечными занятиями, строгими церемониями, опасными походами в Шамбалу и воздушными змеями... Совсем не трудно вообразить себя среди них, примерить на себя их быт, тяжелый, но внушающий уважение. Совсем не трудно поверить в их внутренний мир, в их взгляды, в их слово, наполненные удивительным чувством правды...
Но трудно представить, что я могла бы пройти все те испытания, которые прошел он 7-летним ребенком и после.


Про Джона Лока

Я все еще хочу, что бы меня наставили и повели по духовному пути так, что бы не пришлось в итоге услышать слова, сказанные Джейкобом Бенджамину Лайнусу, служившему ему пол жизни, перед своей смертью: "А ты вообще кто?". Лок задавался вопросом кто он: охотник или земледелец, до конца не понимая, мне кажется, что быть земледельцем не так уж и плохо - это значит использовать орудие вместо оружия и только.
Хочется вслед за Локом воскликнуть "Только я знаю что я могу!", но я не знаю, мне еще не хватает веры в себя, я не вижу собственных пределов, не подозреваю о собственных силах... Со всей бесконечной чередой потерь и предательств, бывших в его жизни до Острова, таких страшных и болезненных, что только и остается разводя руками со слезами на глазах кричать "Why?" или сигануть из окна, он все-таки не может не верить себе и другим! Мне нравится Лок больше всего за эту способность, а еще за способность продолжать двигаться вперед даже почти не видя пути.

Про посвящение

Одни и те же ситуации в жизни повторяются снова и снова. Неужели я настолько плохой ученик?
В субботу видела окончание вечера так ярко, что не могла не содрогнуться, но все равно последовала естественному развитию событий то ли из любопытства, то ли из одиночества, окунувшись с головой в это грубо-нежно-запретно-нужно-страшное... Мы снова говорили о любви и о кокетстве, и я не могла объяснить ни того ни другого, только все время думала о людях, о которых говорить там было бы странно и не нужно - слишком дорогое, да и не поймут насколько... И все же поездка была важной и интересной, я узнала много нового, полезного, своевременного, познакомилась с новыми людьми, испытала новые эмоции...
Максимы события, пожалуй, можно определить следующие: "Творите о себе мифы - боги начинали именно так" и "Все козыри были у нее в руках, но она — не играла".
P.S. Воннегутовское боко-мару - действительно такая удивительная вещь, как он об этом писал!


@музыка: Robert Plant & Alison Krauss "Rich Woman"

@темы: случайные встречи, мастер, колыбель для кошки, дневник читателя, другие острова, диагностика кармы, Э.М., В.М.

20:06 

О Нью и путях к Братству

Да, я действительно неимоверно скучаю. Подумалось, что каждый раз, когда мы уходили и пытались создать что-то свое, у нас не получалось не потому, что мы были не способны организовать или сделать, а единственно из-за того, что просто не мыслили себя вне мира Нью. Подумалось, что, несмотря на то, что уже полтора года не нахожусь в его пределах, я все-таки никогда, ни на день, не покидала его. Я не просто узнавала о событиях вокруг ХД, не просто читала свидетельства то одной, то другой стороны, я участвовала в этом по-настоящему, в самом лучшем значении слова «участие».

Читаю сейчас «Мозаику Агни-Йоги» , составленную А. Тер-Акопян на основе писем Елены Рерих. Читаю очень медленно, выписывая важные цитаты, которых получается довольно много, примерно 3 листа к 15. Она говорит о Братстве и внутри такая радость, такая тоска поднимаются и расправляются точно крылья…

Ко всей этой ситуации с ХД отметила уже упоминавшееся: «Никакие отдельные приказы не могут вернуть чувство достоинства, если оно стерто», и дальше: «Необходимо начать посев его…». Да, это самое важное. Не обличения, не вражда, а терпеливый трепетный посев чувства. Потому я, наконец, понимаю, почему не могла согласиться с неважностью побуждения по сравнению со словом или действием. Побуждение – это почва, на которой происходит посев. Прежде чем растить цветы нужно напоить землю чистой водой. Я тогда занималась много тем что бы сделать свое побуждение чистым, и потому была неосторожна со словами и действиями. Это происходило не от того, что им не придавалось значения, но от того значения, которое придавалось чистоте побуждения. Мне казалось, я очень верила, что это будет понято и прощено. Елена Ивановна говорит, что «Побуждение везде имеет решающее значение. Так, при переходе в Мир Тонкий побуждение будет проводником… Прочувствованное побуждение прекраснее самых прославленных деяний».

Она же много говорит о доме, и я перебираю в голове, что у нас в Нью было не так. «Разруха дома и семьи не в словах и действиях, а в мыслях. Безмолвно подтачиваются основы <…> Не много очагов где в полном понимании творится труд взаимный. Каждый такой очаг – ступень к Братству». Я вспоминаю, что слово «уважение», звучащее по-английски как «respect» на самом деле происходит от латинского «respicere» – вглядываться. Уважать – значит вглядываться. Доверять – значит позволять это делать без стеснения. Две самые важные и самые сложные вещи. Потому и не все получается так, как рисуется в воображении. Но в воображении тех, кто живет в Нью, рисуется хотя бы что-то достойное!

С отколовшимся же ХД хочу поделиться цитатой: «Неискренность содержит яд разрушительный. Построение на лжи вырождается в безобразие».

 

О магии и магических практиках

На выходных была в Новополоцке, получала посвящение первого уровня Рей-Ки. Это был очень важный и интересный опыт. Я не знаю, как говорить об этом: как о посвящении в тайну или как о сеансе у психотерапевта, как о посланном свыше знаке или погружении в свое бессознательное… знаю только, что рада тому, что это произошло. Посвящение длилось два дня. В первую ночь перед ним я видела кошмар: девочка с обоюдоострыми мечами изо рта, черными как смоль, с горящими расширенными глазами… В эту ночь вся квартира казалась живой и враждебной, наполненной испытывающими сущностями: предметы на кухне падали, двери открывались сами собой, вода в трубах ворочалась точно по ним полз василиск… я была испугана и взволнована.

То, что я чувствовала в момент первого сеанса посвящения трудно описать словами. Когда ко мне прикасаются малознакомые люди, я всегда испытываю страшную неловкость за себя, будто на самом деле подозреваю, что прикосновение это им вовсе не нужно и даже неприятно, и хочу скрыться, избавив их от себя. Здесь же… необъяснимое, абсолютное доверие и полное избавление от страха. Выйдя из комнаты, я плакала как Сизиф, которому неожиданно дали выходной… Это было для меня настоящей магией, большей чем разговоры о тонких энергиях, это был момент, когда я действительно всем существом своим ощутила их присутствие и влияние на мою жизнь.

Вторая ночь была спокойна и безмятежна. Я видела во сне монастырь, тихий, весь наполненный светом. В нем жили маленький мальчик и взрослый монах. Они были друг для друга единственными людьми, которых они знали и по-настоящему любили.

Вечером на втором сеансе посвящения со мной провели опыт по погружению в прошлую жизнь. Я снова увидела монастырь, узнала, что монах нашел мальчика маленьким на улице, что обучил его писать иконы, но мальчик писал их с закрытыми глазами и очень страдал от того, что, как ему казалось, разочаровывает этим монаха. Никто из них не мог сказать другому о своей любви, о важности друг для друга. Монах умер, а мальчик провел всю свою жизнь в монастыре.


Елена Рерих говорит, что «Воображение – лишь память о существующем». Иными словами сны и воспоминания всегда имеют в себе зерно смысла, какими бы образами и небылицами они не обрастали.

Да, да, да и еще раз да.


@темы: сны, оракул и не говорит и не утаивает, мастер, дневник читателя, другие острова, все огни огонь

11:38 

Несколько слов о...

О черепахах

Время играет со мной странные шутки. Мне кажется, что между 14 февраля и 8 марта прошло не более недели, как и от этих дней до нынешнего момента. Приготовления и толпы мужчин, снующих по улицам с бегающими глазами, ведра желтых цветов, открытки с сердечками – все было таким странным и не относящимся ко мне. Я не чувствую себя ни любимой, ни девушкой. Проходя через эти толпы, я низко опускала голову – поля моей шапки достаточно широкие, чтобы не видеть почти ничего, кроме растоптанного серого снега, будто день самый обычный, будто вокруг никого нет.

У папы в кармане было три шоколадки с разными рисунками, и он предложил погадать: выбрать вслепую ту, которая охарактеризует тебя. Маме выпала мышка с букетом спелых колосьев, сестре – петух с будильником, а мне – черепаха в очках. Подумав, мы все сошлись на том, что совпадение идеально. Вечером, в полусне смотря передачу об экзотических животных, я услышала фразу: «Галапагосская черепаха движется медленно-медленно, будто со скоростью собственной эволюции».

О белых рубашках и джазе

Смотрела концерт группы «Воскресенье» и больше музыки даже привязалась к тонкой белой рубашке Романова, под которой едва просвечивала белая майка без рукавов. Дедушка всегда носил такие майки, а отец – никогда. Мне кажется, что это знак какой-то тайной принадлежности, скромной строгости и старомодности, милой и близкой. Белые рубашки (особенно с закатанными до локтя рукавами) как будто находятся в той же плоскости, что и лица чернокожих музыкантов из ежевечернего джаза на телеканале Культура. Мне трудно представить, что и сегодня можно играть так. Они кажутся строгими и одновременно свободными, лишенными броской драйвовости, призванной завлечь зрителя, и погруженными в самую сердцевину звука, ритма. Они играют так глубоко, из себя, что становится немного неловко, будто подглядываешь за чем-то очень личным, интимным. Кундера говорил, что «Иметь зрителей, думать о зрителях – значит жить во лжи». Сегодня мы все время думаем о зрителях, что всегда порождает фальшь и страх фальши в единой связке, парализуя нас и делая несчастными и злыми. Если бы каждый мог жить так, как они играют музыку, будто повинуясь внутреннему голосу, «вызывающему душу на палубу тела». Но если ты не можешь сам ее вызвать, должен быть кто-то, кто сможет сделать это за тебя. Это и называется любовью.

О стрелке компаса

Вечерами, гуляя по ледяным улицам, мы говорим о прошлых жизнях и удивляемся тому, как точно, разумно и логично устроено увиденное В. сплетение своих и чужих жизней. Наверное, у каждого внутри есть компас, безошибочно указывающий верное направление. Чувство правды, совесть способны ошибаться также редко как стрелка инструмента, всегда указывающая на север. Двигаться, повинуясь этому чувству, все равно, что идти по магнитному меридиану. Потому ли Маленький мистик и Мастер живут в башнях на меридиане? Башня – это оплот и знак достижения задуманного, символ всей суммы личного опыта, сам ты, в точке своей жизни, из которой можешь обозревать путь пройденный и еще не начатый. Потому Мастер может приходить к Маленькому мистику, а Маленький мистик к Мастеру – нет. Дело не только и не столько в заклятии Мастера (или в заклятии над Мастером), установившим эту границу личного, но и в неспособности Маленького мистика приблизиться достаточно, ведь он еще не знает этой части пути, он еще не прошел ее, только видел преодолевшего ее Мастера – чудо.

О гвоздиках

Моей маме на день рождения на работе какой-то дворник подарил гвоздику, и я вспомнила как однажды мы с nenseret и .::касторка::. шли по вечернему городу и видели парня и девушку, несшую в руке одну гвоздику. Они тогда очень жалели девушку и осуждали парня, и говорили, что оба они, с этим несчастным цветком, выглядят очень убого. Я же не могу забыть, как блестели глаза моей мамы, когда она говорила «Поставь мою гвоздику в воду»… Внутри все сжимается.
Почему-то по отношению к гвоздикам существует некий цветочный расизм. Всякий цветок – красота и радость тем более захватывающая, что недолговечная. Почему гвоздика для похорон и для 9-го мая, а вовсе не для свиданий? Мне нравятся гвоздики, нравятся уже почти больше всех других цветов.

Об искрах мирового огня

В отсутствии работы смотрю кино, читаю книги, слушаю музыку, иногда хожу на концерты и много гуляю, то есть делаю почти все, чем хотела бы наполнять свою жизнь изо дня в день, но все же чувствую себя жалкой и несчастливой – так многого не хватает, что боюсь перечислять даже в мыслях. Мне жаль, что это все лишь для меня... Как верно, что все, что бы ни узнавал человек, теряет смысл, если им не делиться.
Прочла где-то, что согласно исследованиям немецкого алхимика Ямсталера, «…человек, как и любое другое живое существо, делая вдох, поглощает в себя не только воздух, но и свет солнца, точно также как растение, поглощая свет солнца, вырабатывает кислород, необходимый ему для жизни. Следовательно, затруднения в дыхании обозначают собой сложности в усвоении мирового огня, то есть в усвоении духовных и космических принципов». Должно быть от этого все, должно быть я действительно не вылечусь, пока не научусь в этом отношении хотя бы чему-то.
В одном из последних снов та же девочка, что рисовала углем на белой скатерти дерево моего будущего, отвела меня в здание заброшенного завода, которое было таким большим, что внутри него повсюду была зима. Пройдя сквозь старую деревню и примерзших к забору мужиков с цигарками, я оказалась в бесконечном ряду конвейера, на котором производили непостижимое – пространство и время. Механические руки ткали ткань мира как Арахна свое чудесное полотно. По внутреннему радио мягкий голос говорил о законах Вселенной, и о Мировой Душе. Я так старалась все запомнить и так боялась, что это всего лишь сон, что много раз просыпалась, но, в первую секунду освобождения от сна, понимая, что больше не слышу мягкого голоса, снова уходила туда. В конце концов, мягкий голос сменился другим, с интонацией, характерной для врача психиатрической лечебницы, и где-то там, в невидимой радиорубке, сказал какому-то санитару: «Это не хорошо, больной не должен быть недоволен жизнью, вызовите мне Ольгу».
Первый раз за очень долгое время во сне я была названа своим настоящим именем.

О смерти

 

Во время одной из прогулок видела на улице мертвого мужчину. Он лежал на спине, на холодном мокром асфальте, в домашней одежде, с задранной на животе майкой, а вокруг стояли деловитые милиционеры с планшетами, мимо проходили люди. Мне внезапно очень захотелось подойти и поправить ему майку, и пригладить рукой растрепавшиеся волосы, и провести ладонью по щеке, что бы успокоить болезненную красноту, какая бывает от сильного волнения. Нет, я тоже прошла мимо, неся в себе чувство вины и странную уверенность в том, что он родной мне и близкий человек. Придя домой, я снова и снова пыталась нарисовать его, как мужчину с румянцем на щеках, спящего в окружении цветов, сочной травы и жужжащих пчел, будто он, распаренный прогулкой, просто прилег отдохнуть.
Во время той же прогулки неизвестная женщина неожиданно остановила нас на улице, что бы сказать: «Бог любит вас». Вспоминаю сон, который видела за день до этого, в котором я стою у воды, как бы спрятавшись за тонкими хлесткими ветками без листьев, и смотрю на реку: как медленно плывут волны, как качается на них прекрасный белый лебедь. Над головой в небе точно такая же река, только в ее ленивых волнах повсюду большие красные яблоки. Некоторые из них надкушены, другие будто только сорваны с ветки, а где-то вдалеке, у самого горизонта, там, где два потока соединяются, начинается закат…

Об Ионе

Как-то в библиотеке наткнулась на стенд, посвященный 110-летию со дня рождения Эриха Фромма. Взяв из множества книг случайную и открыв ее на произвольной странице, снова натолкнулась на историю Ионы. Вот, что там было сказано:
«…В истории с кустом Бог дает понять Ионе, что сущность любви – «трудиться» ради чего-нибудь, что любовь и труд – нераздельны. Человек любит то, ради чего он трудится, и человек трудится ради того, что он любит…». Не могла не подумать в этом отношении о Нью, разве не об этом мы всегда думали, разве не об этом говорил Мастер?
И дальше: «…История Ионы дает понять, что любовь нельзя отделить от ответственности. Иона не чувствовал себя ответственным за жизнь братьев своих. Он, как и Каин, мог бы спросить: «Разве сторож я брату моему?». Ответственность – это не обязанность, наложенная на меня извне, она – мой ответ на чью-то надобность, небезразличную мне. Ответственность и ответ имеют один корень; быть ответственным – значит быть готовым к ответу…». Воистину «Знаки, они повсюду!».

О кино

Когда был день рождения Г.Горина, пересмотрела любимые фильмы: «Тот самый Мюнхгаузен», «Дом, который построил Свифт», «Формула Любви» … Кто еще мог бы создать такое, что бы в 20-й, в 50-й, в 100-й раз чувствовать, смеяться, удивляться, плакать, жить? Люблю их всех бесконечно.
Посмотрела впервые «Анну Каренину» и поняла, что мне очень нравится эта манера – снимать будто сон, с ощущением какой-то ирреальности происходящего, будто это символы движутся и видоизменяются в пространстве и времени, которые как губка пропитаны предчувствием беды и катастрофы. Особое линейно-нелинейное течение времени, музыка и несуразный, нудный, милый Каренин, сцепив за спиной руки шагающий по анфиладе комнат, - вот из чего сложился для меня фильм и остался глубоко внутри.
6-й сезон «Хауса» , напротив, не слишком остался в сердце. Нет, он не плохой, добротный, они там и расходились, и с опоссумами сражались, и людей убивали, и готовили… Но после особенно тронувших 4-го и 5-го все кажется меньше, каким-то откатом назад что ли.
Ну и, конечно, «Остаться в живых» , дошла эта история и до меня. Случайно увидев по ТВ какую-то серию, не поняла ничего, кроме того, что мне это нужно. Посмотрела 2,5 сезона и захватило. Гнусавый переводчик называл моего любимого персонажа на манер скандинавского бога, а я плакала, когда он плакал и смеялась когда он смеялся, и пугалась, когда он пугался, и с патологическим любопытством наблюдала за тем, как он вписывает в кроссворд слово «Гильгамеш» или обыгрывает компьютер в шахматы. Он чудесный идеалист, как и его тезка – прославленный английский философ. Я же с тайным волнением думала о том, как на него похожа в минуты его отчаяния или в те моменты, когда им снова и снова овладевает вера в призвание.
Люди, у кого есть продолжение, начиная с 13 серии 3-го сезона – спасите меня, пожалуйста, умираю, так необходимо досмотреть!

О музыке

Да, мы сходили на «Nazareth » и это действительно были они, как бы мы не сомневались, и это действительно было чудесно. Меня снова поразило ощущение исходящей от них свободы и легкости, совершенно естественных, врожденных, будто передающихся вокруг взглядом, движением, звуком… Я с большой радостью поймала себя на том, что слушаю их без усилий, также легко и естественно, не думая о выражении лица и о том, насколько фальшиво пою их песни. И все-таки я не могла утонуть в них, как тону в музыке Э.М. и Б.Г., и мысль об этом также наполняла меня радостью и уверенностью в чем-то хорошем и правильном.

@темы: сны, случайные встречи, слова о словах, оракул и не говорит и не утаивает, вижу музыку, мастер, колыбель для кошки, дневник читателя, дневник зрителя, звезды и ленты, другие острова, все огни огонь, Э.М., Б.Г.

20:57 

Несколько слов о...

В последнее время много вспоминаю Нью, скучаю и как-то вместе с этим снова копаюсь в себе. Читаю "Невыносимую легкость бытия". Пока прочла только первые 100 страниц, но уже замечаю, что мыслю строчками из этой книги. Я читаю ее медленно-медленно, записывая важные строчки, прикладывая их к себе как Питер Пен прикладывал к ногам свою Тень. Почти не сплю по ночам, засыпая только под утро часов в пять, но все-таки вижу сны. Это радует.

О Трех Словах на Букву С

Милан Кундера говорит о двух словах, третье добавляю я. Эти слова – сострадание и сочувствие. Первое он определяет как взгляд свысока: ты остаешься в стороне, сам не испытывая страданий, но все же видя страдания живого существа не можешь остаться равнодушным. Часто подобное чувство называют жало-стью и считают его унизительным. Оно, пожалуй, действительно унизительно, потому что снисходительно и холодно, это благотворительность, а не любовь.
В противовес ему Кундера называет сочувствие. Это разновидность телепатии, когда ты чувствуешь то же, что чувствует другой во всей полноте, подобно тому, как Дали определял любовь («Если у моей жены болит левое колено, то у меня тоже болит колено, и именно левое»).
Сочувствие – одно из самых тяжелых чувств: «Все тонны русских танков не идут с ним в сравнение. Нет ничего более тяжкого, чем сочувствие. Даже собственная боль не столь тяжела, как боль сочувствия к кому-то, боль за кого-то, ради кого-то, боль, многажды помноженная фантазией, продолженная сотней отголосков». Я, наверное, не совсем потерянный человек, поскольку испытывала это чувство. Это оно погнало меня на ночь глядя в Петербург, оно заставляло совершать странные, подчас невыносимо идиотские поступки…
И то и другое чувство порождает третье слово на букву С – страх. В первом случае это страх перед эгоиз-мом собственного Я, во втором – страх причинить боль. Тибетцы очень почитают страх, который для них – святое чувство, родственное любви. В каждой из тибетских религий есть ритуалы поклонения страху, поскольку они считают, что Бог создал это чувство, что бы остановить злые мысли и деяния.

О Головокружительной Слабости

Хотя бы однажды испытав настоящие муки сочувствия, человек естественным образом стремится не умножать чужих несчастий действием и даже мыслью. Но человек слаб и ему не всегда это удается. Тогда его страх из союзника превращается в наглого тюремного надзирателя. Порожденные им сомнения, недоверие к себе, не смываемое чувство вины… заставляют сосредотачиваться на своих пороках, на самобичевании, отдаляя его от других людей.
Читая у Кундеры о слабости я снова и снова вспоминала последний конфликт с Мастером и пыталась объ-яснить себе, почему же тогда написала «Рисунок», почему отправила его в интернет, почему назвала главного героя Мастером, несмотря на то, что знала к чему это может привести, почему не могла тогда этому сопротивляться… И вот что отвечала себе:
1. Это был способ перестать придумывать ему страдания, в то время как сама впервые сформулиро-вала, что «мысль материальна». Я взяла внешность Э.М. (внешность Мастера для меня тайна), книгу на коленях от В.М. и имя от Мастера (а что еще я могла взять?) и вложила все это в литературного персонажа, в выдуманную историю. Это придуманный мной Мастер, живущий в башне на меридиане, одинок и несчастен, а не тот, которого я знаю, не мой Мастер…
2. Это было наказанием за все эти мысли и сны. Обнажить уродливость придумывания боли другому человеку ради того что бы его спасти, почувствовав в этом свою значительность. Фокус с физической болью уже не срабатывал, оставалось чувство стыда: пусть видят и обсуждают, пусть читают и осуждают в мыслях или на словах, ведь ни для кого не секрет (и я сама часто это говорила), что маленький мистик – это я.
3. Это было проявлением чувства, которое Милан Кундера называл литостью. Я чувствовала себя та-кой виноватой и такой униженной перед ним, что за этим могло последовать только самоуничто-жение или компенсация. Я выбрала компенсацию. В истории я не была виновата, не права, зла, бесчувственна, продажна, фальшива… напротив, я была нужна, добра, могла сделать что-то хорошо и правильно естественным образом, по обстоятельствам, без страха…
4. Это было проявлением слабости. Собственная все растущая слабость увлекала меня вниз как головокружение. Я не могла противостоять этим мыслям и образам ни в яви, ни во сне, они захватывали меня и мучили. Оставалось только воплотить их, поставив, таким образом, на них точку.
5. Конечная станция по маршруту слабости – самоуничтожение. Этой историей я, подобно Терезе М. Кундеры, будто бы кричала Мастеру: «Я хочу, что бы ты был слабый, что бы ты был такой же слабый как я». Его выдуманная в истории слабость стерла различие между нами, уменьшила головокружительную пропасть моей слабости и его силы и стала внутренним (пусть выдуманным) стимулом к обретению моей силы если уж не ради себя, то ради него, стала ступенью.
Теперь я почти совершенно избавилась от этих воображаемых видений и снов. Этой зимой, в больнице, лежа с температурой в маленькой душной палате без штор, благодаря чему в окно обвинительно смотрели яркие звезды созвездия Ориона, я снова видела на границе сна и яви одно из таких видений, и у меня не хватило воли противостоять ему. Утром, когда я шла на завтрак, это видение воплотилось в реальность, но только со мной. Врачи так и не смогли определить какие изменения в моем здоровье могли такое вызвать.

О Птицах на Плечах Франциска Ассизского

Кундера снова и снова обращает мое внимание на случайности. Он говорит, что «…именно случайность полна волшебства, необходимости оно неведомо», что «…ежели любви суждено стать незабываемой, с первой же минуты к ней должны слетаться случайности, как слетались птицы на плечи Франциска Ассизского».
Подсознательно я всегда искала таких случайностей, может быть потому, что слишком мало доверяю себе, что бы не полагаться на сторонние указания и знаки, может быть из стремления сделать случайное событие мотивом, как бы музыкальной темой, сопровождающей историю развития возникающих взаимоотношений и связанного с ними периода жизни, таким образом обозначив их, придав им больше основательности и силы.
Думая обо всем этом, я вспоминаю какими случайностями были отмечены самые важные для меня встречи и действительно нахожу их великое множество, больших и маленьких, чудесных и на первый взгляд незначительных. Когда я замечала их я всегда приходила в радостное возбуждение, повторяла их много раз, иногда даже вносила в какие-то нелепые списки. Думаю, это говорит о том, что помимо того, что я воспринимала их как знаки (а значит как возможность уйти от внутренних сомнений и страха), они были тем, что я сама же называла «сакрализацией реальности» и «совершенными мгновениями», а кто-то «цепочками-безошибочных-действий».

Об Урчании в Животе

У Павича расстроенная Душа говорит Телу: «После общения с тобой хочется хорошенько умыться». Чудесные греки прославляли красоту и презирали уродство, не зависимо от того принадлежат ли они душе или телу. Средневековые богословы дали красоте и уродству измерения благочестия и порока, поставив душу и тело на разные полюса.
Отрицание стыда и неловкости по отношению к своему телу, что так ужасало Терезу в ее матери, влекло ее к вглядыванию в свое собственное отражение в зеркале: «Она стремилась сквозь свое тело увидеть себя <…> А поскольку она боялась, что бы при этом ее не застигла мать, каждый любопытный взгляд в зеркало носил характер тайного порока». Я вижу в этом тот же страх перед эгоизмом собственного Я, что и в себе (будто нельзя смотреть в себя, нужно смотреть на других, в других и только так!), в то время как на самом деле «…к зеркалу ее влекло не тщеславие, а удивление тому, что она видит свое я» (то есть она смотрела не на себя, а в себя). Поэтому, когда далее Томаш «…обратился к ней приветливым голосом», Тереза «…почувствовала, как ее душа пробивается на поверхность всеми жилами и порами, что бы предстать перед ним». Этого я жду от государства двоих.
И еще, поэтому ли все мы снова и снова возвращаемся в Нью? Это Мир, полный зеркал, в которых можно увидеть свою душу, в котором ты не только можешь, но и должен отсечь страхи, которые тело таскает за собой с самого начала, со времен первобытности (о том, что звери загрызут, что Солнце больше не встанет, что Там ничего нет), в котором красоты тела не достаточно что бы чего-то добиться, Мир, в котором есть волшебство, в котором сходятся все чудесные случайности, в котором ты – это слова и поступки, то, что у тебя внутри, и где у тебя никогда не заурчит в животе в момент искреннего признания в любви…


Об Ученичестве


Оглядываясь, больше всего чудесных случайностей я нахожу во встречах с БГ, ЭМ, ВМ и Мастером. Мне хочется увидеть эти встречи как бы целиком, с расстояния, так, что бы иметь возможность услышать глав-ную тему, мотив каждой из них, и мне кажется, что все они объединены одним общим мотивом ученичества, звучащим в разных вариациях.
Всю ночь до четырех утра я читала форум, объясняющий суть событий, произошедших в ХД пол года назад и будто оказалась в центре старинной русской забавы под названием «стенка на стенку» - тяжелые, грубые, злые, обидные слова, потому что не должны люди так нападать, так оскорблять друг друга, так унижать и унижаться. Человеческое унижение болезненно и противоестественно. Если мне, спустя пол года от описанных событий, было трудно это даже читать, что чувствовали участники всего этого тогда? Несмотря на то, что я больше не идеализирую поступки Мастера, я знаю, что даже если в чем-то его действия и выглядели как провокация, он был прав в главном, что на его стороне какая-то большая, глобальная правда… А может быть, все дело в том, что чувствовалось насколько для него это важнее и более по-настоящему... Каждая встреча с ним что-то во мне испытывает.
Думая о звучащем мотиве всех приведших меня в Нью случайностей я прихожу к мысли о том, что это мотив доверия и предательства, развившийся в мотив оскорбленного Учителя и отвергнутого ученика. Если бы во мне сильнее была сила воли, я нашла бы как изменить эту тему, переписать ее.

О Человеке Воображающем

Подруга рассказывала об эзотерических курсах, на которые записалась. Ее Учитель А. проводит диагностику ее кармы, делает снимки ауры и отправляет ей посыл любви, который она чувствует через кварталы и улицы всего города. Она говорит, что теперь многое понимает в себе, избавляется от страха. Я радуюсь и завидую. В какой-то степени я всю жизнь только и делаю, что ищу Учителя, но все никак не найду: то он не тому учит, то я не способна к науке… Другие находят и успокаиваются, но только не я, у меня не складывается. Я могу только искать и воображать как было бы если б сложилось, воображать себя на месте тех, у кого сложилось, воображать… Если есть на свете Человек Разумный, Человек Создающий, Человек Сочувствующий, то я, более всего этого, Человек Воображающий. Потому так немногое со мной случается в действительности.

О снах и самопознании

Может быть от того, что в реальности я слишком часто испытывала вину по отношению к своему вообра-жению, мне часто не хватает его для того, что бы сочинить очередную историю. В такие моменты оно уходит в подсознательное, в сны. Там оно, кажется, чудесным образом освобождается от чувства вины.
Для Кундеры «…сон – это не только сообщение (переданное, возможно в зашифрованной форме), но и эстетическая активность, игра воображения, которая уже сама по себе представляет ценность». Таким образом, «…сон – доказательство того, что фантазия относится к глубочайшим потребностям человека».
Тереза возвращалась к своим снам, повторяла их мысленно, превращала в легенды, то же делаю и я. Я записываю свои сны, использую их образы, что бы назвать какие-то важные, образующие вещи в реальности, что бы подтвердить или опровергнуть догадки, надежды и страхи. Но я все равно сомневаюсь.
Российский психолог В.Х. Кандинский говорит: «Хочешь познать себя – смотри сны», но будет ли это реальным познанием? Может быть, это лишь беспорядочный круговорот привязанностей и страхов, а спящий - все равно, что моя заколдованная принцесса Нора, которая бродит по холодному темному замку, с каждым днем своими мыслями делая его все больше, все холоднее, все темнее... Если бы кто-то, как проводник в «Тибетской книге мертвых», каждую ночь стоял у изголовья твоей кровати и шептал прямо в ухо ободряющие слова, что бы пройти через темный зал не сбавляя шагов… тогда бы, должно быть, можно было добраться до главного в себе.

* * *

Нужно было написать все это, может быть, что бы разобраться, может быть, что бы отпустить, может быть из слабости. Написано с надеждой, что такой длинный пост станут читать только те, кому это будет инте-ресно и нужно, поэтому и закрывать не стала. Оставляю простор для чудесных случайностей.

@темы: сны, случайные встречи, оракул и не говорит и не утаивает, мастер, колыбель для кошки, дневник читателя, звезды и ленты, государство двоих, Э.М., Б.Г.

15:01 

ОЛДОС ХАКСЛИ
ДВЕРИ ВОСПРИЯТИЯ.




…Если бы двери восприятия были чисты,
все предстало бы человеку таким,
как оно есть – бесконечным…
/Уильям Блейк/


1886 г. немецкий фармаколог Людвиг Левин опубликовал первое систематическое исследование пустынного кактуса (Anhalonium Lewinii). Но индейцы Мексики и Американского Юго-запада с незапа-мятных времен "едят корень, который называют Пейотль и которому поклоняются, словно это божество". Биологи Янш, Хэвлок Эллис и Уир Митчелл обнаружили в нем мескалин (наркотик).
Психиатры-алиенисты принимали мескалин в надежде достичь лучшего и непосредственного понима-ния ментальных процессов своих пациентов, а один профессиональный философ – ради того, чтобы пролить свет на такие древние неразгаданные тайны, как место разума в природе и отношения между мозгом и сознанием.
Недавно исследователи выяснили, что по составу мескалин сходен с адреналином, т.е. каждый человек может производить в своем организме вещество, микроскопические дозы которого приводят к серьезным изменениям в сознании (≈шизофрения). Умственные и химические расстройства взаимосвязаны? Что бы доказать или опровергнуть это О.Х. согласился стать подопытным кроликом и испробовать на себе мескалин.

* * *
Мы живем вместе, мы совершаем поступки и реагируем друг на друга; но всегда и во всех обстоятельствах мы – сами по себе. На арену мученики выходят рука об руку; распинают же их поодиночке. Обнявшись, влюбленные отчаянно пытаются сплавить свои изолированные экстазы в единую самотрансценденцию; тщетно. По самой своей природе, каждый воплощенный дух обречен страдать и наслаждаться в одиночестве. <…> От семьи до нации, каждая группа людей – это общество островных вселенных. <…> Большинство островных вселенных достаточно похожи, что бы вспоминая собственные горести и унижения, сочувствовать другим, попадающим в аналогичные ситуации. <…>
Видеть себя так, как другие видят нас - самый благотворный дар. Едва ли менее важна способность ви-деть других так, как они сами себя видят. Но что если эти другие принадлежат к иному виду и населяют коренным образом чуждую вселенную? [1] У опыта есть как наружная, так и внутренняя сторона.

«…Через полчаса после того, как я проглотил наркотик, я заметил медленный танец золотых огней. Немного погодя появились роскошные красные поверхности, которые набухали и расширялись от ярких узлов энергии, вибрировавших в соответствии со своим постоянно менявшимся узором. Иной раз, закрыв глаза, я видел комплекс серых структур, внутри которых возникали бледно-голубоватые сферы, становились интенсивно твердыми и, появившись, бесшумно скользили вверх, прочь из виду. Но никогда там не было ни лиц, ни форм, ни людей, ни животных. Я не видел никаких пейзажей, никаких громадных пространств, никакого волшебного роста и превращений зданий, ничего, даже отдаленно напоминавшего бы драму или притчу. Тот иной мир, в который впустил меня мескалин, не был миром видений; он существовал в том, что я мог видеть открытыми глазами. Великая перемена произошла в царстве объективного факта. То, что случилось с моей объективной вселенной, было относительно незначительным…».

О.Х. видел то, «…что видел Адам в утро своего сотворения – мгновение за мгновением, чудо обнаженного существования. <…> Ни приятно, ни неприятно. Это просто есть...».
Это можно определить словом Istigkeit – его любил употреблять Майстер Экхарт (Есть-ность).

«… Внутри одинаковости есть различие. Но то, чтобы это различие отличалось от одинаковости, - никак не намерение всех Будд. Их намерение - и общность, и различие." Вот эта клумба красной и белой герани, например, - она совершенно отличалась от этой оштукатуренной стены в сотне ярдов вверх по дороге. Но "есть-ность" обеих была одной и той же, вечное свойство их мимолетности - одним и тем же…»


ВОСПРИЯТИЕ БЫТИЯ. ЦВЕТ И СВЕТ.

О.Х. смотрит на странный букет из розы, гвоздики и ириса.
«…то, что цветы так интенсивно обозначали, было никак не большим и никак не меньшим, чем то, чем они были – мимолетностью, которая все же была вечной жизнью, непрестанной гибелью, которая одновременно была чистым Бытием, связкой крошечных уникальных частностей, в которой по какому-то невыразимому и все-таки самоочевидному парадоксу должен был видеться божественный источник всего существования. <…> Такие слова, как Милость и Преображенье пришли мне на ум…».

Совершенное видение, Sat Chit Ananda, Вечность-Знание-Блаженство . Вселенская Форма Будды – это еще один способ обозначить "Разум", "Таковость", "Пустоту", "Бога".

эссе Судзуки. "Что такое Вселенская Форма Будды?"
Ученик: Что такое Вселенская Форма Будды?
Учитель: Ограда в дальнем конце сада.
Ученик: А человек, который осознает эту истину? Могу ли я спросить, кто он?
Учитель: *бьет его своим посохом по лопаткам и отвечает*
Лев с золотой шкурой.


Мескалин увеличивает силу всех цветов и заставляет воспринимающего ощутить бессчетное количество оттенков, к которым он обычно совершенно слеп (восприятие цвета почти не имеет утилитарной ценности, поэтому животные почти не различают цветов, в чем очевиден прогресс человечества). Получается, что для Всего Разума вторичные характеристики вещей являются первостепенными?


ВОСПРИЯТИЕ ПРОСТРАНСТВА И ВРЕМЕНИ.

«…пространственные отношения перестали иметь большое значение, мой ум воспринимал мир в иных категориях, нежели пространственные.<…> Место и расстояние прекращают представлять какой-либо интерес. Разум воспринимает все в понятиях интенсивности существования, глубины значения, отношений внутри узора. <…> книги сияли живым светом, и в некоторых из них сияние было более проявленным, чем в других. Так положение и три измерения утратили значение. Ум был занят не мерами и местоположениями, а бытием и значением.<…> Безразличие ко времени было еще более полным…»

Восприятие пространства сводилось к восприятию красоты взаимодействия бытия разных вещей, а не функциональности, как в обычном не измененном сознании.
«… я смотрел не как пользователь, а как чистый эстет, чьей единственной заботой являются формы и их взаимоотношения внутри поля зрения в пространстве картины...».

Через наблюдение такого рода я О.Х. растворялось, и он ощущал, что его не-я соединяется с не-я стула.


ВОСПРИЯТИЕ ЭГО.

философ д-р К.А.Брод и критик А. Бергсон:
«…Каждая личность в каждый момент способна помнить все, что когда-либо с нею происходило, и воспринимать все, что происходит везде во вселенной. Функция мозга и нервной системы заключается в том, чтобы защитить нас от этой массы, в основном, бесполезного и не имеющего смысла знания, ошеломляющего и повергающего нас в смятение, исключая большую часть того что, иначе, мы бы воспринимали и помнили в любой момент, и оставляя лишь очень маленькую и особую подборку того, что, вероятнее всего, окажется практически полезным…».

Т.е. получается, что«…каждый из нас потенциально – Весь Разум…»(Великий, что сокрыт внутри нас, мы все едины в Боге, друг в друге, в мире, ноосфера, пантеизм), а мозг и ЦНС – нечто вроде актуализации биологического инстинкта самосохранения .

Т.о. действительно есть два мира:
1. «Этот мир» - это вселенная урезанного осознания, раз и навсегда выраженная и окаменевшая в языке. Мы живем в нем в обычном состоянии сознания.
2. "Иные миры" – это огромное количество элементов всеобщности осознания, принадлежащего Всему Разуму. Мы вступаем с ними в беспорядочные контакты в измененном состоянии сознания.


Почему люди под воздействием мескалина предпочитали свои видения с закрытыми глазами новому взгляду на окружающий мир?


«… Слишком близкое знакомство порождает презрение, а как выжить - проблема, варьирующаяся в диапазоне от хронически нудной, до мучительной. Внешний мир - это то, где мы просыпаемся каждое утро нашей жизни, место, где волей-неволей мы должны пытаться прожить. Во внутреннем мире нет ни работы, ни монотонности. Мы посещаем его только во сне и размышлениях, и его странность такова, что мы никогда не сможем отыскать одного и того же мира в двух случаях, следующих один за другим. <…> Поэтому человеческие существа в своем поиске божественного, в общем и целом, всегда предпочитали смотреть внутрь…» [2]

Тот, кто принимает мескалин, не видит причины делать что-либо в частности и обнаруживает, что большинство причин, по которым он обычно готов был действовать и страдать, глубоко неинтересны. Его нельзя ими беспокоить, поскольку есть нечто лучшее, о чем ему можно думать. Это подавление собственной воли, эго, которые необходимы и должны быть очень развиты, что бы существовать в материальном мире (отвоевать место под солнцем).

«…На последней стадии отсутствия эго появляется "смутное знание" того, что Все - во всем; что Все - это, в действительности, каждое. Я понимаю, что это - самое ближнее, к чему может прийти конечный ум, "воспринимая все, что происходит везде во вселенной"...».


АКТИВНОСТЬ И СОЗЕРЦАТЕЛЬНОСТЬ

Но подобное растворение и осознание своего не-я в не-я других вещей, такое сильное чувственное восприятие вызывает чувство, что любое другое действие не имеет смысла и значения и тогда вся твоя жизнь сводится только к наблюдению-наслаждению. Где в этом место для действия, творчества, преобразования, поиска, есть ли толчок для познания, для желания делиться переживанием с другими людьми? Если видеть и чувствовать так постоянно, то нет сил заботиться друг о друге, выполнять домашние обязанности и т.д. К тому же другой человек всегда личность, а при открытом сознании само понятие Я исчезает. Это, конечно, главное, что отличает человека от других вещей – претензия (так, взглянув на картину Сезанна О.Х. воскликнул: «Кто они думают они такие!?»).

«…Вещи без претензий, удовлетворенные тем, что они – они сами и есть, достаточные в своей таковости, не играющие роль, не пытающиеся – безумно – быть в одиночку, в изоляции от Вселенской Формы, в люциферианском презрении к милости Божьей...».

Тогда получается, что роли, которые играет человек, как и все, о чем он мыслит, что чувствует или думает что чувствует, все, что составляет его опыт, все, что имеет для него значение – все это отдаляет его от слияния со Всем Разумом, с Богом. Всякое наше переживание радости или боли отделяет нас от окружающего. Что бы быть с Богом нужно быть бесстрастным? (как буддизм и т.д.). Приблизиться к Богу, значит утратить свое Я полностью и абсолютно. От этого веет холодом и ужасом. И это кажется глубоко неправильным по какому-то внутреннему мерилу истинности или неистинности, которое есть и должно быть у каждого. А может быть это только голос инстинкта самосохранения? Так как это все примирить?
«…Мескалин открывает путь Марии, но захлопывает дверь пути Марты. Он дает доступ к созерцанию – но к созерцанию, несопоставимому с действием и даже с волей к действию, с самой мыслью о действии. <…> В промежутках между своими откровениями, принимающий мескалин склонен чувствовать, что, хотя, с одной стороны, все – в высшей степени так, как оно должно быть, с другой стороны – что-то не так…»

«… Квиетисту (созерцатель-эстет, пассивный) противостоит активный созерцатель, святой, человек, который, по выражению Экхарта, готов спуститься с седьмого неба, чтобы принести чашку воды своему больному брату. Архату, отступающему от видимостей в полностью трансцендентную Нирвану, противостоит Бодхисаттва, для которого Таковость и мир случайностей едины, и для чьего безграничного сострадания каждая из этих случайностей – повод не только для преобразования глубинного понимания, но еще и для самой практической благотворительности…». [3]

Не существует такого вида созерцания, которое было бы лишено своих этических ценностей. По меньшей мере, половина всей морали негативна и состоит в том, как уберечься от зла (в «Отче Наш» из 50 слов 6 посвящены просьбе не ввести в соблазн). Но правильно идет не тот, кто не делает зла, а тот, кто делает добро. [4]

Активный созерцатель «… становится проводником, сквозь который из иной страны может исте-кать некое благотворное влияние в мир затемненных "Я", постоянно умирающих от его нехватки…».

ВОСПРИЯТИЕ МУЗЫКИ

О.Х. слушает средневековые мадригалы.

«… Эти голоса вроде какого-то моста обратно к миру людей <…> не важно, что целое дезорганизовано. Каждый индивидуальный фрагмент - упорядочен, он представляет Высший Порядок. Высший Порядок превалирует даже в распаде…. <…> Вас не убаюкивает чувство ложной безопасности от какого-то просто человеческого, просто сфабрикованного порядка. Вам нужно полагаться на свое непосредственное восприятие окончательного порядка. Поэтому, в некотором смысле, распад может обладать своими преимуществами. Но, конечно, это опасно, страшно опасно. Предположим, вы не сможете вернуться, выбраться из хаоса...».

О.Х. слушает лирические композиции – «Неужели он действительно думает, что кому-то интересно то, что он чувствует?»


ОБ ИСКУССТВЕ

Что бы хоть как-то соблюсти баланс инстинкта самосохранения и необходимого чувства единения, су-ществуют системы символов (в т.ч. языки). Но сколь бы выразительными ни были символы, они нико-гда не смогут стать теми вещами, которые они замещают (как элегантный рецепт не заменит настоящего обеда). И все-таки способность к творчеству, это показатель открытости дверей восприятия и соединенности, способности общения со Всем Разумом, поскольку то, что остальные из нас видят только под воздействием мескалина, художник обладает врожденной способностью видеть все время. Его восприятие не ограничено тем, что полезно биологически или социально. Художники, рисуя, например, драпировки, видят Istigkeit, Всеобщность и Бесконечность сложенной материи, и делают все, что могут, чтобы передать ее в краске или в камне. И, конечно же, непременно – без успеха.

Только на Дальнем Востоке пейзажисты сознательно расценивали свое искусство как религиозное. На Западе религиозная живопись была делом изображения святых персонажей, иллюстрирования свя-щенных текстов.

«…Большинство мужчин и женщин ведут жизнь, в своем худшем виде настолько мучительную, а в лучшем - настолько монотонную, бедную и ограниченную, что позыв бежать ее, стремление превзойти себя хотя бы на несколько мгновений есть и всегда было одним из основных аппетитов души. Искусство и религия, карнавалы и сатурналии, танцы и слушание ораторов - все это служило, по выражению Г.Дж.Уэллса, Дверями В Стене. А для частного, повседневного пользования всегда существовали химические интоксиканты…»*

О.Х говорит, что современное авангардное искусство стало тем, что можно было бы назвать «смотреть видения с закрытыми глазами», это отступление в ментальный мир, созерцательность, обращенная внутрь своего сознания и поэтому более убогая и претенциозная, чем натуралистичная живопись.
Фактически авангард стал какой-то обманкой открытия этих дверей?
Наверное, нет, можно и через себя, эти двери должны открываться в обоих направлениях, как в алхи-мии – «путь вверх и путь вниз один и тот же». Просто дело в том, что через себя неимоверно сложнее добиться отрешения от собственного я, убрать свою претензию и свой опыт, которые мешают видеть и созерцать, но зато должно быть и легче справиться с искушением чистого пассивного созерцания, если, конечно, удастся не залюбоваться собой...


РАЙ И АД

«…Это было несказанно чудесно, чудесно до такой степени, что почти ужасало. И внезапно у меня возникло ощущение, что я могу понять, каково быть безумным. У шизофрении есть свои небеса так же, как и свои преисподние и чистилища; я помню, что мне рассказывал один мой старый друг, уже много лет покойный, о своей безумной жене. Однажды, на ранней стадии заболевания, когда у нее еще были интервалы ясности, он приехал к ней в больницу поговорить о детях. Она немного послушала его, а затем прервала. Как мог он тратить свое время на пару отсутствующих детей, когда единственным, что имело значение здесь и сейчас, была невыразимая красота узоров, которые он производил своим коричневым твидовым пиджаком всякий раз, когда двигал руками? Увы, этот рай очищенного восприятия, чистого, одностороннего созерцания, был не вечен. <…> Большинство тех, кто принимает мескалин, испытывает только небесную часть шизофрении. Наркотик приносит ад и чистилище только тем, у кого незадолго до этого была желтуха, кто страдает от периодических депрессий или хронического беспокойства…»

СТРАХ при приеме мескалина обычно возникает перед ошеломлением, перед распадом под давлением реальности, большей, чем разум, привыкший большую часть времени жить в уютном мирке символов, может перенести. Говоря языком теологии, этот страх возникает из несопоставимости человеческого эготизма и божественной чистоты, человеческой самоусугубленной отдельности и бесконечности Бога [5].

Шизофреник подобен человеку, постоянно находящемуся под действием мескалина и, следовательно, неспособному отторгнуть опыт реальности, для сосуществования с которой он недостаточно свят, которую он не может раз и навсегда объяснить, поскольку она - самый упрямый из первичных фактов, и которая, поскольку никогда не позволяет ему взглянуть на мир просто человеческими глазами, пугает его до такой степени, что он интерпретирует ее неослабную странность, ее пылающую интенсивность значения как проявления человеческой или даже космической злой воли, призывающие его принимать отчаяннейшие контрмеры - от насилия убийцы на одном конце шкалы до кататонии (или психологического самоубийства) на другом.

"Если начать неверно, - сказал я в ответ на вопросы исследователя, - то все, что случилось, будет доказательством заговора против вас. Все будет служить самооправданием. Вы не сможете набрать в грудь воздуха, не сознавая, что это - часть заговора."
"Значит, вы думаете, что знаете, в чем корень безумия?"
Мой ответ был убежденным и шел из души: "Да".
"И вы не могли бы его контролировать?"
"Нет, не мог бы. Если начинать со страха и ненависти как основной предпосылки, то придется приходить и к заключениям."
"Мог бы ты, - спросила меня жена, - задержать внимание на том, что "Тибетская Книга Мертвых" называет Чистым Светом?"
Я сомневался.
"Может быть, это не будет впускать зло, если ты сможешь удержать внимание? Или ты все-таки не сможешь держать?"
Некоторое время я раздумывал над вопросом.
"Возможно, - наконец, ответил я, - возможно, смог бы, если бы кто-то рассказал мне о Чистом Свете. Одному это сделать невозможно. Полагаю, именно в этом - смысл тибетского ритуала: кто-то сидит все время и рассказывает тебе, что есть что."
[6]


ЦЕРКОВЬ

Позыв превзойти само-сознающую самость - это основной аппетит души. Когда, по какой бы то ни было причине, у мужчин и женщин не получается превзойти себя посредством религиозного поклонения, хорошей работы и духовных упражнений, они склонны обратиться к химическим суррогатам религии. О.Х. рассуждает о том, что стремление найти эти двери естественно для всех людей, в их боли, тоске, монотонности существования и предлагает заменить мескалином ныне существующие табак, алкоголь и т.д., поскольку он значительно более безвреден.

В идеале каждый должен быть способен достичь самотрансценденции в какой-либо форме чистой или прикладной религии. <…> Обряды христианства несовместимы даже с религиозным опьянением. Это не приносит вреда производителям крепких напитков, но очень плохо для христианства. Несть числа тем личностям, которые желают самотрансценденции и желали бы обрести ее в церкви. Но увы - "голодная паства глядит вверх и некормлена." Они принимают участие в обрядах, они слушают проповеди, они повторяют молитвы; но их жажда остается неутоленной. Существует среди американских индейцев т.н. Чистая Американская Церковь (христианская секта), в которой в таинствах вместо хлеба и вина используются ломтики пейоты (д-р Слоткин).

«…В ЧАЦ два великих аппетита души - стремление к независимости и самоопределению и стремление к самотрансценденции - сплавились воедино и были интерпретированы в свете третьего - стремления к поклонению, к оправданию действия Бога перед человеком, к объяснению вселенной посредством внятной теологии…»

Мескалин – это «… то, что католические теологи называли "безвозмездной милостью", не обяза-тельно ведущей к спасению, но могущей потенциально помочь, которую, если она возможна, следует благодарно принимать...»


О СЛОВАХ

«…Чтобы стряхнуть рутину привычного восприятия, чтобы узреть на несколько без-временных часов внешний и внутренний миры не такими, какими они кажутся животному, одержимому выживанием, или человеку, одержимому словами и понятиями, а какими они постигаются непосредственно и безусловно Всем Разумом, - этот опыт неоценимо драгоценен…»

И. Гете: «Мы говорим чересчур много. Мы должны говорить меньше, а рисовать - больше. Лично я хотел бы вовсе отказаться от речи и, подобно органической Природе, сообщать все, что мне нужно сказать, набросками. <…> в речи есть что-то тщетное, посредственное, даже (я поддаюсь соблазну сказать) фатоватое. <…> Мы никогда не обойдемся без языка и других знаковых систем; ибо именно посредством их, и только посредством их, мы подняли себя над дикарями до уровня человеческих существ. Мы легко можем стать жертвами, так же как и бенефициариями, этих систем. Мы должны научиться эффективно обращаться со словами; но, в то же время, мы должны сохранять и, если необходимо, усиливать свою способность смотреть на мир непосредственно, а не сквозь эту полупрозрачную среду представлений, которая искажает каждый данный факт, превращая его в слишком уж хорошо знакомое подобие какой-то родовой этикетки или объяснительной абстракции».

«… как вам и мне, нашим детям и внукам стать более восприимчивыми, научиться более ин-тенсивно осознавать внутреннюю и внешнюю реальности, быть более открытыми навстречу духу, менее подверженными физическим болезням вследствие психологических злоупотреблений, более способными контролировать собственную автономную нервную систему, - когда доходит до любой формы не-вербального образования, более глубокой, чем шведская гимнастика (и более способной принести практическую пользу), ни одна действительно уважаемая личность ни одного действительно уважаемого университета или церкви не станет ничего по этому поводу делать…»

У. Блейк: "Я всегда обнаруживал, что Ангелы имели тщеславие говорить о себе как о единственно мудрых. Это они делали с уверенной надменностью, проистекающей из систематического рассуждения."

Человек, который возвращается сквозь Дверь В Стене, никогда не будет точно таким же, как человек, который в нее выходил. Он будет более мудрым и менее самоуверенным, более счастливым, но менее самоудовлетворенным, он будет скромнее в признании своего невежества, но будет и лучше вооружен для понимания отношений слов к вещам, систематического рассуждения к непредставимой Тайне, которую он пытается - всегда тщетно - постичь.

_____________________
1. т.е. человек в здравом уме не поймет, что значит быть безумным, здоровый – что значит быть больным, одинокий – что значит быть влюбленным, бездарный – что значит быть гением… Но можно пытаться расширить сознание и переходить в эти несвязанные вселенные, что бы узнать их чуть лучше с помощью различных духовных уп-ражнений, гипноза или самогипноза, посредством систематической медитации или же приняв соответствующий наркотик, т.е. изменить свой нормальный режим сознания таким образом, чтобы иметь возможность узнать из-нутри, о чем говорили и провидец, и медиум, и даже мистик.

2. в дзен-буддизме и даосизме иное проявилось в понятии «пустоты» (познал до конца пустоту). Смотреть «на десять тысяч вещей» значит смотреть за пределы собственных видений, т.е., оставляя свое я, искать божест-венное в себе не больше, чем вообще во всей объективной реальности (оставить эту вечную человеческую пре-тензию, оставить любование своим опытом!). Из-за своей доктрины воплощенного слова христиане должны были бы быть способны с самого начала принять сходное отношение ко вселенной вокруг себя, но из-за доктрины Гре-хопадения сделать это им было очень трудно.

3. rак неподвижность Э.М. и как то, что я читала о внимании – высшее внимание в неподвижности. Истинная не-подвижность будет на самом деле истинным движением. Тут тогда активное созерцание будет не только любованием и ощущением единства всего во всем, но актом любви (слово любование произошло от слова любовь). Об этом же слова Камю из «Чумы» - «…что бы стать святым нужно жить», об этом же «Если долго плакать» БГ. Человек, который занят активным созерцанием, смотрит не только на Небо, но и на его отражение в воде. Когда он видит во всем этот Божественный порядок вещей у него не остается ни малейшего мотива для совершения недоброго, он не может поддаться «грязным уловкам мира».

4. об этом может быть и «Вторая пирамида» Э. Шклярского: идти, жонглируя перед собой этой пирамидой.

5. в "Тибетской Книге Мертвых" отошедшая душа описывается усыхающей в агонии от Ясного Света Пустоты и даже от меньших, пригашенных Огней - чтобы стремительно броситься в успокаивающую тьму само-сти уже как перерожденное человеческое существо или же зверь, несчастный призрак, обитатель преисподней. Все что угодно, только не обжигающая яркость ничем не смягченной Реальности - все что угодно!

6. т.е. тут самое главное оставаться неотвлеченным памятью о прошлых грехах, воображаемым удовольствием, горьким осадком старых обид и унижений, всеми страхами, ненавистями и страстями, которые обычно затмевают Свет и предлагает делать то же для больных шизофренией (микрофоны в подушках и т.д.) что бы они могли снова завоевать видимый контроль над прекрасной и ошеломляющей Вселенной, в которую заброшены жить.

* Обратить внимание на У. БЛЕЙКА, Э. СЕРА, ДЖ. КОНСТЕБЛЯ, ХИТА

@темы: люди говорят, дневник читателя

01:11 

16.08.2006 в 22:14
Пишет [Иона]:

«Семь книг из облачной библиотеки»
ИЗЛОЖЕНИЕ СТА БОЛЕЗНЕЙ


Лао-Цзюнь молвит: Если желаешь спастись от катастрофы, разрешить проблемы, то лучше всего предотвратить их появление в твоей жизни. Чтобы легко излечить недуг, исправить болезнь, лучше всего подготовиться к этому заранее. Чтобы человек мог достичь счастья, чтобы счастье его не покинуло, следует не остерегаться опасностей, а наоборот - стремиться к счастью. Не нужно ждать, пока процесс завершится, а следует применять снадобья-лекарства. Есть такие правители, что не способны сохранить алтарь в центре поля. Есть такие личности, которые не способны сохранить целостность, ведущую к долголетию. Человек же мудрости стремится к благополучию посредством сохранения состояния, когда нет ещё предвестий ухудшения состояния. Он избавляется от беды, когда она ещё не возникла. Ведь катастрофа развивается мало-помалу. Болезнь вырастает по крохам. И если человек делает незначительные усилия по направлению к добру, то не происходит нарастания в развитии болезни. Поэтому болезнь не может возникнуть. Когда же он совершает небольшие прегрешения, то болезнь не убавляется, и потому невозможны изменения к лучшему. Если не накапливать добро помалу, то не сможешь сформировать великой моральной силы-дэ. Если не останавливаешься в малых прегрешениях, то сформируешь большое преступление.

100 заболеваний

Если способен, читая и помня, устранить эти сто болезней, тогда не будет бед и усталости. Боль и болезнь пройдут сами собой. Ты переправишься через море страданий, и если сложности и опасности возникнут у детей и внуков твоих, то они обретут помощь свыше.

URL записи

@темы: люди говорят, дневник читателя

01:04 

27.06.2007 в 12:52
Пишет [Иона]:

«Семь книг из облачной библиотеки»
ВОСХВАЛЕНИЕ СТА ЛЕКАРСТВ


Лао-Цзюнь молвит:

С древних времен мудрецы стремились совершать добро и в самых незначительных мелочах. Не было ни малейшего проступка, который бы они не исправляли. Если ведешь себя таким образом, то можно сказать, что ты принимаешь лекарство. Так называемые сто лекарств приводятся ниже.

100 лекарств

Это и есть сто лекарств. Ведь болезнь возникает у человека в связи с ошибками и грехами, которые он совершает, не осознавая, не видя причины. А причина заключается в питье, пище, ветре, холоде, тепле, дыхании-ци, которые являются непосредственными возбудителями болезни. В связи с тем, что человек нарушает правила, противоречит истине, дух-шэнь приходит в такое состояние, когда душа-хунь исчезает, а душа-no погибает. И когда их нет в телесной форме, плоть и мышцы становятся пустыми, так что семя и дыхание не удерживаются в них. А потому внешние воздействия ветра, холода, болезнетворного дыхания-ци способны поразить организм. Потому человек мудрости, даже пребывая в уединении отшельничества, не осмеливается творить неправедное, а занимая большие должности, он не осмеливается стремиться к выгоде. Он одевается по потребностям тела, а питается в меру нужды организма. Даже будучи богатым и знатным, не осмеливается потакать своим желаниям, а будучи бедным и низким, не осмеливается нарушать заповеди. Потому извне ничто не причиняет ему вреда, а внутри не возникают болезни. Так разве можно не относиться к этому со всей серьезностью?

URL записи

@темы: люди говорят, дневник читателя

21:35 



"ЗЕЛЕНЫЙ ЛИК"
(Das grüne Gesicht, 1916)


СТР.32
Обрести вечную улыбку труднее, чем на всех кладбищах земли отыскать мертвый череп, который ты носил на плечах в прежней жизни. Человек должен выплакать из головы старые глаза, лишь тогда он сможет с улыбкой смотреть на мир новыми глазами

<...>

Все на этом свете кусает свой собственный хвост, и, если жизнь не может давать более разумных уроков, не лучше ли удалиться в пустыню, питаться акридами и облечься в дикий мед

СТР.95
Вам принесло бы немалую пользу, если бы вы восприняли это как первый урок и не ждали духовного руководства от других, но доверили бы его самой себе. Только поучения собственного духа даются в нужное время и находят благодатную почву. Что касается чужих откровений и прозрений, то здесь надо быть глухим и слепым. Стезя, ведущая к вечной жизни, узка, как лезвие ножа. Вы не можете ни помочь тем, кто неуверенно ступает по ней у вас на глазах, ни ждать помощи от них. Стоит лишь оглянуться на других, как сам сорвешься в пропасть. По этой тропе нельзя идти вслепую друг за другом, как водится в обычном мире, а посему тут необходим вожатый, который должен явиться из царства духа. Только в земных делах какой-либо человек может служить вам путеводителем, а его жизнь – путеводной нитью. Все, что не от духа, есть прах земной, и мы признаем лишь того Бога, коего открываем в собственной душе.

СТР.96
Нет ни кар, ни испытаний. Внешняя жизнь со всеми изломами судьбы – не что иное, как процесс исцеления, для кого-то более, для кого-то менее мучительный, – в зависимости от того, насколько нужен человеку весь опыт, им нажитый.

СТР.97
Вы должны призвать сокровеннейшее существо, заключенное в вас, самую вашу суть, без которой вы просто труп или того хуже, и повелеть Ей, чтобы Она вела вас к великой цели, верховной цели всех устремлений – пусть вам пока и не понять этого, – чтобы она несла вас неудержимо, безжалостно, не давая роздыху, через болезни, страдания, смерть и сон, точно закусившая удила лошадь, не разбирая дороги, по зеленеющим нивам, мимо милых полян и цветущих рощ. Вот что значит, по моему убеждению, призвать Бога! Это должно стать обетом и дойти до слуха того, кому он дается.

<...>

Повернуть вспять на духовном пути может лишь тот… нет, не повернуть даже, а остановиться, оглянуться и застыть соляным столбом… может лишь человек, не давший обета! Обет в мире духа – это как высшее повеление, и Бог в таком случае… человеку слуга, помогающий исполнить эту заповедь.

СТР.98
Как вы можете знать, что они не дали обета? Разве не могло это произойти в прежней жизни? – спокойно спросил Сваммердам. – Или в глубоком сне, когда душа человека не спит и лучше его самого чувствует, что пойдет ей на пользу?

<...>

Всякие сетования по поводу якобы несправедливой судьбы отступали перед мыслью о том, что никому не дано иного пути, кроме выбранного по собственной воле.

@темы: люди говорят, дневник читателя

02:23 

"ГОЛЕМ"

(Der Golem, 1914)


СТР. 50:

...Покойная жена Гиллеля тоже видела Голема лицом к лицу и почувствовала, подобно мне, что была в оцепенении, пока это загадочное существо держалось вблизи.
Она была вполне уверена в том, что это могла быть только ее собственная душа. Выйдя из тела, она стала на мгновение против нее и обликом чужого существа заглянула ей в лицо.
Несмотря на отчаянный ужас, овладевший ею тогда, она ни на секунду не потеряла уверенности в том, что тот другой мог быть только частицей ее собственного духа.

СТР. 75:

Затем его голос отчетливо заговорил:
-- Ты явился ко мне в глубоком сне, и я воззвал тебя к бодрствованию. В псалмах Давида сказано:
"Тогда я сказал себе самому: ныне начну я, лестница Божия совершила преображение сие".
Когда люди подымаются с ложа сна, они воображают, что они развеяли сон, и не знают, что становятся жертвой своих чувств, что делаются добычей нового сна, более глубокого, чем тот, из которого они только что вышли. Есть только одно истинное пробуждение, и это то, к которому ты теперь приближаешься. Если ты скажешь это людям, то они подумают, что ты болен, ибо им не понять. Бесполезно и жестоко говорить им об этом. Они исчезают, как поток.
Они -- точно сон.
Точно трава, которая сейчас завянет.
Которая к вечеру будет срезана и засохнет.

<...>

Знай, что человек, который посетил тебя и которого ты зовешь Големом, означает воскресение из мертвых внутри духа. Все на земле не что иное, как вечный символ в одеянии из праха.

<...>

Кто пробудился тот уже не может умереть.

СТР. 77:

Гиллель, Гиллель, дай мне идти путем, которым идут все люди -- путем смерти",-- дико кричало все существо мое.

<...>

Люди не идут никаким путем, ни путем жизни, ни путем смерти. Вихрь носит их, как солому.

<...>

Не печалься: по мере того, как приходит знание, приходит и воспоминание. Знание и воспоминание -- одно и то же.

СТР. 79:

Следуй своей дорогой и не уклоняйся! Ключ от искусства забвения находится у наших собратьев, идущих путем смерти,-- ты же зачал от духа жизни.

@темы: люди говорят, дневник читателя

15:44 


Только что узнала, что 30 ноября умер Милорад Павич.
Волшебный, поэтичный, красивый, добрый, милый Милорад Павич.
Умер от инфаркта миокарда. Такие живые сердца всегда не выдерживают.
У него удивительное имя, как будто составленное из двух частей. Первая ассоциируется со словом miłość, а вторая - конечно со словом радость. Любовь и радость, как-то о нем всегда через эти чувства думалось. Грустно.

@темы: другие острова, дневник читателя

17:30 

Кажется, чем дальше, тем меньше я осознаю то, что говорю или делаю. Объясняю себе, что это просто такой период, что сейчас я немного болею, что попадаю в новые ситуации, что все дело в возникающей необходимости «идти так, как чувствуешь, не боясь прыжка в пустоту», как говорили зимой руны. Читаю разное (особенно последнее) из «Страниц…» и ловлю себя на мысли, что пытаюсь угадать ответ на вопрос «а что она хотела этим сказать?». Ерунда какая-то).
* * *
Вдруг иногда осознается очевидное – книги это не просто книги, это живой человек со своей историей. Даже если не знаешь, как на самом деле выглядит автор, все же представляешь его себе: кого-то в уютном продавленном кресле с чашкой дымящегося какао и охапкой полевых цветов, оставленных на раскрытом окне пробежавшей соседской девчонкой; кого-то бродящим по темным, узким улицам, утопая в грязном смешанном с солью снегу; кого-то за кружкой темного пива, запустив пальцы в волосы наблюдающего за официанткой с узкими глазами и точными движениями… И тогда начинаешь чувствовать важность того момента, когда берешь в руки книгу и открываешь ее на первой странице, и ответственность за то, как станешь ее читать, и, конечно, потом становится очень неловко, когда в каком-нибудь контакте, заполняя приложение о книгах, приходится расставлять оценки (1 или 5 звездочек?).
* * *
Записываю слова из рассказов Кортасара, показавшиеся важными, хотя понимаю, что до конца даже не отдаю себе отчета в том, почему выбираю именно эти, а не любые другие. Почти все рассказы оказались близкими и прочтенными своевременно. Это истории из тех, которых ждешь, и которые всегда приходят именно в тот момент, когда нужно, и поэтому, читая их, ты даже не утруждаешь себя необходимостью что-то объяснять, складывать сюжетные линии, разбирать образы или выводить главную мысль. Они текут так спокойно и плавно, как наша обмелевшая Двина, и как его речь, и как встающие перед глазами картины, похожие на собственные воспоминания о том, чего никогда не было…
И все-таки из книги, которую завтра утром придется сдать в библиотеку, хочется выдернуть и задержать у себя чуть подольше именно эти несколько строчек, эти несколько фраз, которые показались важными.

Х. КОРТАСАР «ГРАФФИТИ» / СПБ: КРИСТАЛЛ, 2002

@темы: дневник читателя, слова о словах, люди говорят

Нам светят звезды, мрак исчез

главная