Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: колыбель для кошки (список заголовков)
09:20 

Сон с бурным морем и кровью

Снилось бурное море, бьющееся почти в отвесную скалу, на которой - сухие голые деревья. Порывы ветра ломали их и сбрасывали вниз, а из сломов толчками выплескивалась кровь. Реки ее текли по скале прямо в море, а над ними ходил О.Янковский. Ходил, смотрел с прищуром, потом подпрыгнул и полетел, как бы шагая по верхушкам деревьев.

*
Сегодня мне предстоит сделать что-то чего я боюсь лишь потому, что мне кажется это заставит меня посмотреть на себя по другому. Жду этого момента.

@темы: колыбель для кошки, сны

21:34 

Человек в лесу

Если бы я не просто рассказывала о событии настолько же банальном, насколько обычном, - о своем отдыхе в Крыму, - а задумала бы написать о нем историю или рассказ, я бы назвала его "Человек в лесу". Не знаю почему в голове у меня вертится это название, ведь почти все время мы находились в городе, в пещере, на пляже, на вершине горы и лишь временами действительно в месте, похожем на лес. Но и сейчас, когда я сижу дома за письменным столом, я ощущаю на своей спине взгляд человека, стоящего в темноте среди деревьев, и не могу выдумать других слов.

*
Поскольку мы ведем себя как дети, нам всегда очень много должны, и в данном случае я говорю не о каком-то высоком человеческом долге, а о вполне обычном - о деньгах. Мы купили билеты в Крым, намереваясь поехать на м. Меганом - самое чистое, самое дикое, самое сухое и самое мистическое место на полуострове. В головах наших сложился чудесный как нам казалось маршрут: из Симферополя через Красную пещеру и Алушту, в Судак и, наконец, к мысу Меганом.
Пока В. осуществлял героические попытки вернуть наши деньги, за которые, собственно, мы и предполагали совершить наше путешествие, я собирала вещи. Точнее то собирала, то разбирала, потому что собраны они были еще утром, но мама то и дело врывалась ко мне в комнату, внезапно осознав, что я забыла положить в сумку носки, трусы, туалетную бумагу и далее и далее по ее воображаемому списку. Приходилось распаковывать вещи снова и снова, доказывая, что все на месте, что я большая девочка и все предусмотрела. Как и много раз до этого, я чувствовала себя ребенком, которого собирают в детский лагерь (пожалуй, не слишком удачное сравнение, ведь первый раз в детский лагерь меня отпустили только в возрасте, в котором большинство людей называют уже подростками).
Ничего страшного в этом как будто нет, но не так уж легко быть несмышленышем, за которым всегда будет нужен взгляд взрослого.
Воображаемый взгляд взрослого заставляет чувствовать себя и неуверено, и неуютно.

*
Пока мы едем на вокзал, нам постоянно звонит должник, назначая все новое и новое место встречи, в котором он сможет с нами, наконец, расплатиться, но мне тяжело думать о нем. Я думаю о своем возрасте. У каждого встречного мне хочется спрашивать сколько мне лет. Даже в грязном стекле такси я различаю на своем лице первые морщинки.

*
Уже на вокзале я перебегаю с одного места на другое, чтобы встретиться с должником и потому не успеваю обменять целую кучу белорусских денег (на самом деле сумма, конечно, скромная, но это почти все, что у меня есть). Уже садясь в автобус я делаю последний звонок - должник снимает трубку и, изменив голос, кричит мне "Ты хто, блядь, такая?!" и далее в том же духе. Когда мы покидаем наш город, на глаза у меня наворачиваются слезы.

*
Всю дорогу меня тошнит. Легкое недомогание превращается в тяжелое испытание. Я почти не могу говорить - мой голос охрип, у меня болит голова, все вокруг качается и раздражает.

*
В Симферополь прибываем ночью. Знакомый поэт, который много раз приглашал в гости, на вопрос о том, может ли он что-нибудь посоветовать по поводу жилья на одну-две ночи в его городе, ответил, что стоит поспрашивать у бабушек на вокзале или просто походить по городу в поисках таблички "жилье" (будто мы этого не знали!).
Никого искать, конечно, не нужно. Только мы успеваем ступить на крымскую землю, как к нам со всех строн несутся толпы таксистов и агрессивных бабушек с табличками. Чудом унеся от них ноги, побродив по городу, выпив несколько раз чаю, мы все же находим дешевую комнату на пару ночей.

*
Перед сном выясняется, что В. где-то оставил фотоаппарат. Еще пол ночи мы лихорадочно вспоминаем все места, в которых останавливались, и приходим к выводу, что вещь забыта в автобусе. Я чувствую себя усталой и раздраженной, но как объяснить ему, что причина этого не только в моем плохом самочувствии или в его ошибке, но и в том, что в такие минуты я сама, кажется, смотрю на него тем самым осуждающим взглядом взрослого, который как бы сокрушается внутри себя, что не нашел в себе силы и в этот раз проконтролировать.

*
Утром нас ждет чудесная прогулка. Мы находим милое вегетарианское кафе, где пробуем разные сладости, а я еще и покупаю себе бальзам для вишудхи, надеясь, что он, как сказано на табличке, поможет мне не только вылечить больное горло, но и сформулировать многие чувства. Мы много гуляем по городу, играем в air-хоккей, и я впервые, как говорит Торсунов, веду себя как счастливая женщина - то есть как беззаботный ребенок. Я проигрываю и радуюсь этому также, как победе, и мне даже нравятся дружелюбные украинские женщины, каждого встречного называющие "детка" и "зая".
Внутри крепнет чувство - чем чище в себе мы будем, тем лучше будет складываться наше путешествие. Осознавать это не только на уровне слов, но и на уровне знания, кажется чудом.

*
Ночью снится, что в мире остались одни зомби, только в далекой России еще светло. Рядом со мной человек, которого называют особенным, но он с улыбкой отвечает, что среди нас он такой не единственный. В этот момент, он незаметно прикасается ко мне. Мы кладем гигантские плозья, чтобы двигаться по головам зомби будто по морю. Через странный ландшафт, мы действительно добираемся до моря, но вода в нем грязная, ядовитая, а лапы зомби там близко. Внезапно мы с особенным человеком обнаруживаем, что можем летать и зомби нам не страшны.

*
На другой день мы отправляемся в самую крупную из известных в Крыму пещер - Кизил Коба или Красную пещеру. Благодаря сильной грозе и нашему полнейшему незнанию местности, мы обнаруживаем детский лагерь (так написано на вывеске, но на деле все гораздо серьезней), который приводит меня в восторг не только названиями (Школа "Дракона-Тигра", "Небесный город", "Звездный Ветер" и т.д.) - но и концепцией, которая "…предлагает необычную задачу сегодняшнего дня – воплотить Мечту Человечества, преобразуя Остров Крым в модель Нового Мира – Мира Единой Веры, Единой Семьи, Единого Братства, Единого Закона, Единого Разума, Единого Человечества". Тогда еще эти люди внезапно представились мне лесниками, которые выкапывают старые и дряхлые деревья и ровными рядами садят новые, только происходит все это исключительно в головах людей, которые к ним приходят. Мне и хотелось бы, что бы в моей голове поработал какой-то лесник, и в то же время как доверить другому свой лес, который рос внутри так настойчиво и долго?

*
Чуть позже, прячась от дождя и молнии, мы знакомимся с мамой и сыном, которые как и мы были застигнуты стихией на подступах к пещере. Они разговаривают между собой все время как будто меняясь ролями. Мать ли говорит с сыном или отец отчитывает за что-то дочь? Мальчик моложе меня, но у него уже отвисший животик и этот самый поучающий, контролирующий, снисходительный взгляд взрослого. И в то же время, он хочет понравится мне, рисуется, демонстрируя свой планшет, бросает взгляды украдкой и в этом выглядит таким ребенком! Впервые я так сильно чувствую относительность и видимость понятий "взрослый" и "ребенок".
На крашеном тракторе, гордо называющем себя волшебным паровозиком, мы въезжаем через дождь, ухабы и ветер на гору и там расстаемся с новыми знакомыми. Они не решаются лезть дальше в гору, потому что при такой погоде это безумие. Их взгляд нам вслед красноречиво говорит, что мы никак не похожи на взрослых и адекватных людей.

*
В пещере на меня внезапно наваливается и уже не оставляет до самого конца поездки чувство нарушенного одиночества. Смешное осознание, но она стояла запечатаной многие тысячелетия, храня сама в себе свою тайну, а мы нарушили ее. Каждый мой взгляд казался мне иголкой, откалывающей по камешку с ее стен и я слышала, как пещера гудела, словно от недовольства.
В то же время как бы существовала ее красота, ее тайна, если бы не пришел человек? Радость от прикосновения к природному чуду смешалась с досадой за то, что это прикосновение состоялось, и неожиданно, пещера стала казаться не только живой, но и очень похожей на меня, на каждого из нас.
То же ощущала потом всякий раз, входя в море: будто каждое мое движение врезается в его тело, как маленькие лезвия, как бритвочки зубов множества копошащихся в одном месте червей. Казалось, что именно так и должны выглядеть со стороны моря все эти люди.
Можно сколько угодно говорить морю "здравствуй", но единства между нами нет, ведь не возникает же мысли о зубах и лезвиях, когда воображаешь себе кита, как он плывет в толще воды, медленно и тихо.
Но эти люди не думают о себе как о захватчиках и от этого, может быть, ими и не являются?

*
По дороге из пещеры тяжесть схлынула, точно волна откатила от берега, захотелось бегать, фотографировать каждый кустик, забраться на водопад как можно выше. Из-за этого очередного приступа несерьезности мы приехали в Алушту уже глубокой ночью. Мы не знали куда идти, где искать палаточный лагерь, куда поставить вещи. Именно мне пришлось, оставив его с сумками, идти по городу, искать комнату, просить, чтобы это было как можно дешевле.
Я снова вспоминала Торсунова, который много говорит о мужском и женском. Женщина может решать проблемы не хуже мужчины, но делая это становится раздражительной и требовательной в другом.
Услышав на следующий день жалобу на то, что комната слишком дорогая (условия в 10 раз лучше, чем у всех, цена - в пять раз ниже!) я взорвалась. Все деньги потрачены на энергетики, ты можешь сам что-нибудь решить или хотя бы не жаловаться, когда я делаю то, что должен был сделать ты?
Но кто сказал, что он это должен? Разве я так горячо и глубоко не хотела уйти от стереотипа, разве не думала всегда - мы люди, а не мужчины и женщины?
Я была в отчаянии. Ожидала, что поездка сблизит нас, но хотелось все бросить, хотелось бежать, было страшно от того, что так может продолжаться всю жизнь.
И тогда я просто села на набережной и стала смотреть на море.

*
Через несколько часов он нашел место, где можно поставить палатку - совсем близко у набережной, на поросшей лесом горе, за всеми отелями. В. подружился с людьми, которые не только отдыхали там, но и работали в пансионате, которому принадлежали эти земли. Они заверили нас, что с нашим пребыванием на этой вершине не будет никаких проблем.
Однако на следующий день, два человека, один из которых был в форме, поднялись на гору и сообщили нам, что мы должны собрать ввещи и искать себе другую стоянку.
Мы собрали вещи и, несмотря на то, что я высказала на этот счет сомнения, все же оставили их на попечение новых знакомых и отправились искать место для новой стоянки, взяв с собой только сумочку с документами и скрипку.
Нужно ли говорить, что когда мы вернулись наших вещей уже не было, как не было и тех, кто должен был за ними следить?
На месте всех наших сумок валялась только испитая на половину бутылка воды и две наших кружки.

*
Если бы в этот день у В. не было бы юбилея, все закончилось бы немного иначе. На пятый день поездки у нас совершенно не было денег, не было никакой одежды (даже купальник был в сумке), никакого места жительства, - ничего!
Впереди оставалось еще восемь дней отдыха в незнакомом курортном городе.

*
В. отправился искать наши вещи, а я, сидя под деревом, от жары и волнения провалилась в сон. Мне снился Торсунов, который говорил, что нужно вести себя по женски и доверять своему мужчине не только вещи, но и свою жизнь, и жизни будущих детей, будто намекая на то страшное предсказание, которое мне сделали два года назад. В ответ я кричала ему: Как? Как, когда все время возникает необходимость делать все самой, все контролировать!? И тут же видела маму В., видела, как она сидит на своей постели в халате в цветочек и качая головой сокрушается, что когда она умрет сына некому будет контролировать, и видела, как она идет в колхоз впереди его отца, воинственно подняв голову, договариваться о тракторе, а он тянется за ней следом низко опустив голову, как он, поддавшись внезапному порыву, отталкивает ее в сторону и бьет, и как все это видит маленький мальчик - их сын.

*
Сила сна так велика, что мои злость и раздражение улетучиваются, а может быть это просто наступающий вечер остужает мысли.
В. удалось поговорить с работниками пансионата. Они предположили, что вещи быть взял водитель хозяина горы, приходивший с человеком в форме или бомж, который живет в этом же лесу. У бомжа туберкулез, уже несколько лет он живет здесь, но никто его не трогает из-за болезни и нам они тоже не советуют к нему приближаться.
Глупо, но не хотелось покидать гору. Наверное, мы надеясь рано или поздно понять кто взял наши вещи - мальчишки из пансионата, кашляющий бомж или водитель хозяина.

*
Первую ночь мы провели в лесу. Деревья смыкались вокруг нас, и мне все время казалось, что больной туберкулезом бомж совсем рядом. Но так было только первый час. Потом остались лишь звезды. Южное небо такое яркое!
Мы лежали как первобытные люди: над нами - небо, под нами - земля. Есть лес, есть мы, есть Бог и ничего больше. Я бы соврала, если бы сказала, что не чувствовала себя слабой и в то же время находящейся под двойной защитой.
В то же время, мне слишком хорошо было ясно, что если Бог остается всегда, то мужчина может и уйти, и допустить ошибку.
Я слышала, как мама горячо говорит мне "бросай и беги", как удовлетворенно улыбается отец (он уж точно не из тех, кто совершает ошибки), чувствовала на себе взгляды десятков опытных взрослых. Но могло ли это быть важным, когда мы лежим одни посреди ночи и звезды смотрят в нас, а мы в них?
Красота мгновения обрушилась на меня и заставила все лица и шорохи раствориться в темноте, оставив только свет звезд, тепло руки и ощущение дома.

*
Уже через несколько дней я совсем, кажется, перестала думать о том, что мы будем есть в я и где нам придется спать. Следующую ночь мы провели пробравшись на закрытый пляж и найдя там два шезлонга и теплое одеяло, которым, должно быть растирают аквалангистов, когда они поднимаются на поверхность.
Как удивительно, как волшебно засыпать у самой кромки воды под шум прибоя, считая падающие звезды, в полудреме различая и Лиру, и Кассиопею, и Волопаса с козочкой на плече, и уходить в царство сна по сияющей золотом дороге, проложенной месяцем прямо к нашим ногам, будто это дорога из желтого кирпича, которой к своим приключениям шла Элли.
Да, детское, ну и что.

*
Место, в котором мы жили, казалось нам живым. Отломанные суки деревьев в основании своем имели глаза, ветки деревьев иногда совершенно неожиданно хватали нас за одежду, а иногда и как будто толкали. Один раз, собирая дрова, я оступилась и покатилась вниз по склону, ощутимо поранив ногу. И в то же время нам хотелось быть там уже как будто не только из-за потерянных вещей, и потому от мысли поехать все-таки на Меганом мы отказались.
По утрам мне всегда хотелось писать и рисовать и я делала это одновременно.

*
Он не очень хорошо плавает, как это обычно бывает со львами, поэтому мы всегда ходили купаться по отдельности. Я будто сама себе отводила глаза и лишь один раз спросила, почему он не плавает. На самом деле мы плаваем одинаково плохо, но меня всегда влекла глубина. Пугала, волновала, но в то же время влекла.
Я люблю плыть до буйка и немножечко дальше и совсем не умею нырять. Он, напротив, почти не плавает, но зато все время ныряет и смотрит на камни. Так странно было думать, что он захвачет тем, что в глубине, а я - самой глубиной. И в этом мне тоже чудился какой-то смысл и какое-то странное указание на раскрытие моей женской природы.
Так и должно было быть.

*
Я заметила, что совсем за короткий промежуток времени мы постепенно приспособились к жизни бомжей - у нас есть матрас и одеяло, столик из ящика от фруктов, банка и колышек от палатки в качестве чайника. Еще чуть чуть и, кажется, мы выстроили бы вокруг этого места картонные стены и назвали его "дом".
В то же время, когда опускалась темнота, скрип деревьев казался недобным и вызывал неприятные мысли и подозрения. Я не понимала, почему сравнительно легко смогла принять и приспособиться к новой жизни тела, в то время как уже много лет не могу приспособиться и привыкнуть к образу своего "Я". Оттого ли, что образ, видимый обществом, сильно отличается от растущего внутри меня? Но ведь в любом случае это образ, так какое отношение он имеет ко мне?
Кажется, что когда я смотрю на звезды, облака, ветки деревьев, которые качает ветер, мое "Я" растворяется и все его образы перестают иметь значение, но уже в следующую секунду снова хочется выстраивать образ, выходить за его рамки и так по кругу.
Меня снова цепляет и обижает, когда смотрят сквозь меня, не запоминают имени, не зовут тоже в коктебельскую джазовую тусовку и лишь когда В. говорит обо мне - замечают и почти удивленно разрешают ("пусть тоже"), но как унизительно, когда не сам по себе, а "тоже".
Буриданов осел потому всем запомнился, что стал символом тяжести выбора, умерев от голода, стоя между двумя стогами сена не будучи в состоянии решить к какому из них двинуться сначала.
Либо ты становишься другом пещеры и моря, как подземная река или синий кит, что неторопливо и с достоинством плывет в глубине, либо другом людей и тогда у тебя должен быть щит, меч и флаг, иными словами какая-то манифестация себя, чтобы занять среди них какое-то место и одновременно защититься от них же.
У В. есть его скрипка, а у меня...

*
Мы снова много гуляем и постоянно заходим в открытые палатки пить чай. В двух соседних летних кафе мы единственные, кто не пьет пива.
- И все? - приподнимает бровь продавщица.
- Да, только чай, - отвечаем мы и мигом становимся детьми, потому что в глазах окружающих не пить пива может лишь безнадежный ребенок.
Я замечаю, что обращать внимание на подобные вещи, возможно, ребячество, а В. сообщает, что сказала бы на этот счет его мама: "Два дурака, одному 40, другой - 30".
Я возражаю - "мне 28!", но про себя думаю: одному 40, другой - 30… переходный возраст мужчины, переходный возраст женщины.
Не детство ли привело нас сюда без денег, а значит без развлечений, вручив нам таким образом достаточно времени, чтобы раздумывать об этом и, вместо того, чтобы искать виноватых, спокойно пить чай, говорить о барочном смычке и замечать, что в двух соседних кафе среди множества людей мы единственные, кто не пьет пива?
Под палящим крымским солнцем мне становится чуть холоднее, когда я вновь примеряю на себя контролирующий взгляд взрослого.

*
В. играл на улице, поэтому у нас почти всегда были хоть какие-то деньги, чтобы купить еды и шампунь, но были и такие дни, когда вор наведывался к нам снова и снова, забирая последнее, что утвердило нас в мысли о том, что им был кашляющий бомж.
Смеялся ли он над нашей глупостью, когда это делал, радовался ли своей смекалке, позволившей обнаружить наш тайник, сожалел ли? Мне было все равно, что у меня грязная голова и одежда, но важно, что у него в глазах. Был ли он похож на того полусумасшедшего нищего, просившего у В. сигарету, который, получив желаемое, закричал "Отдай все!", а затем, уставившись на меня мутным бельмом дико засмеялся, резко заплакал и вновь закричал - "Это Божья кара, я не виноват!"?
Это Божья кара, я не виноват, - не это ли оправдание звучит у нас в голове всякий раз, когда мы идем вразрез со своей совестью?

*
Когда спишь в своей постели о ночном дожде узнаешь по утренним лужам, но на вершине горы под старой сосной все не так. Просыпаешься ночью и, подбрасывая дров в тлеющий костер, с тревогой замечаешь, как скрываются на небе звезды. В голове всплывают мутные глаза нищего и крик "Это Божья кара, я не виноват!".
Когда начинается дождь, мир смыкается вокруг костра. И без того враждебный и темный лес, кажется, подступает все ближе, ветер носится среди деревьев по кругу как зверь по арене цирка, а дождь апплодисментами льется со всех сторон.
Только в огне мы видим союзника, - мы с тобой одной крови, ты и я, - и потому поддерживаем его изо всех сил. Меня не оставляет мысль, что где-то здесь, может быть совсем рядом, в лесу, под упругими струями дождя сидит кашляющий бомж и кутается в драное одеяло. Только он один и у него нет костра.
В эту ночь более чем когда-либо мы становимся с ним похожи. Сама я кашляю так сильно, что кажется даже, будто в этом месте существуют странные временные петли и я и есть этот больной, грязный, жалкий и вороватый бомж.
Мы подвигаемся к огню все ближе, бросая в него ветку за веткой, но дождь не утихает, молния сверкает ярче костра, а гром бьет над самой головой.
Когда огонь превращается в шипящие угли, а тьма оказывается на расстоянии локтя, мы плотнее жмемся друг к другу и как дети прячемся от стихии под одеялом.
Спустя час восходит Солнце.

*
Следующий день я двигалась по интуиции. Против обыкновения, вечером я не пошла слушать как В. играет. Что-то толкнуло меня остаться, захотелось сделать сеанс рей-ки на гармонизацию пространства вокруг него, который чуть позже плавно перешел в сеанс пожелания всем счастья. Я чувствовала, что желаю по-настоящему.
В тот миг, когда я закончила сеанс, из кустов вышел тот самый водитель хозяина, пришедший в самом начале с человеком в форме и выдвинувший нам условие покинуть гору за пару часов. Он распросил меня о том, что я до сих пор делаю здесь, а услышав нашу историю скрылся. Спустя пол часа он вернулся с едой и теплыми вещами.
В тот вечер В. заработал в шесть раз больше, чем в самый удачный свой день! Может ли такая покаряющая иллюстрация работы закона, о котором все время говорит Торсунов, быть простым совпадением? Конечно, может, но в какой-то момент это становится не важным.

*
Водитель хозяина тоже предостерегал нас против туберкулезного бомжа и заклинал самостоятельно искать его. Но делать этого не пришлось, потому что на следующий день бомж сам нас нашел. И он не кашлял.
- У вас туберкулез? - робко спрашиваю я.
- Не, - жуя травинку отвечает он, - псориаз.
На самом деле туберкулез у него тоже был, но он вылечился, о чем мы прослушали захватывающую историю. Мы слушали его истории три дня - и о жене француженке, которая стрижет собак, и том, как он без денег добирался домой из Германии, а когда истории заканчивались или у него менялось настроение - он пел песни Pink Floyd.
В последний день мы дали ему 5 гривен и даже свой номер телефона на всякий случай.

*
До Симферополя мы добирались на троллейбусе и вновь под аккомпанемент грома и молнии. Странный водитель упрямым молчанием сопровождал все просьбы пассажиров открыть заднюю дверь, чтобы они могли занять свои места в хвосте троллейбуса, поскольку в середине его сидели люди с большими сумками, полностью загромоздившими проход и людям этим было все равно, что десяток пассажиров, точно также как и они купивших билет, вынуждены будут два часа толкаться у первой двери. Но в каком-то смысле им повезло, потому что они по крайней мере успели выйти а автовокзале, в отличие от нас. Сколько угодно можно было кричать водителю "Откройте заднюю дверь, это наша остановка!" - он отвечал все тем же упрямым садистическим молчанием.
Где-то за километр до вокзала ему вздумалось остановиться и потребовать, чтобы мы выходили, потому что нет тока. Обернувшись назад я видела приближавшийся к нам троллейбус, но он был так настойчив, что две женщины поддались и вышли. Через минуту "ток дали" и мы поехали дальше, а они так и остались посреди темной дороги с вещами под проливным дождем.
За 400 метров до вокзала он снова сказал "выходите" и ушел пить кофе. Железнодорожный вокзал был доверху заполнен бомжами. Мы сделали попытку провести ночь там или хотя бы переждать дождь, но как оказалось на нем можно находиться только тем, у кого есть билеты на поезд, а не на автобус, как у нас. Вот когда мы порадовались, что у нас нет с собой вещей.

*
Теперь я в городе, по прежнему кашляю, по прежнему чувствую себя запутанной, по прежнему на границе, и в голове - все тот же лес без лесников, потому что сами мы должны быть лесниками в своем лесу.

@темы: сны, случайные встречи, линия жизни, колыбель для кошки, звезды и ленты, другие острова, диагностика кармы, дайте жалобную книгу!, государство двоих, все огни огонь, Э.М.

12:21 

Про поездку

В.О. говорила был день больших энергий и ей не везло, а мне, напротив, все удавалось. Я ни к чему не готовилась и ничего не загадывала специально, но все мои желания сбылись. Поездка оказалась такой, как я и ожидала, в ней были новые люди, новые места, и новые ощущения, - именно то, чего я желала, что было нужно мне.
Все казалось, что чувствовать стала меньше, что все вокруг знакомо вдоль и поперек, все старое, испробованное и нет удивлений, и нет замирания сердца, и нет настоящего страха и настоящей любви, которые захватывали бы все существо (как может это сочитаться с ощущением собственного инфантилизма не знаю). Поэзия – вот вновь то, чего не хватало.
Может быть ощущение ее возникло еще здесь, в Витебске, на набережной, когда от искрящейся солнцем воды слезились глаза, а в блокноте будто само собой возникло стихотворение, может быть чуть позже, когда подошел скульптор, много и интересно говоривший, звавший к его сестре в Нью-Йорк, рисовавший мой портрет и пивший водку, может быть уже в поезде или потом, в музее Ахматовой. Я хотела попасть туда, не знала где он, но заблудилась в том районе и обнаружила его случайно, да еще и в тот момент, когда думала о прекрасном сказочнике Тонино Гуэро, чья выставка, по еще одному совпадению, была открыта в одном из залов.
Мне кажется, его бабочка, его птицы и яблоки дали мне больше, чем все остальное в этот день, хотя в нем было еще много претендующих на это вещей.
В.О. познакомила меня со своим просветленным другом, который, кажется, никогда не говорил в своей жизни ни о чем, кроме просветления. Я хотела подобной встречи, я хотела, чтобы он, как меня и предостерегали, применил на мне свои техники, попытался что-нибудь сделать. И он действительно попытался. Это был чудесный момент, потому что я дала себе установку на чистое восприятие. Я вся превратилась в ощущение, «внутри» и «снаружи» сплелись точно две змеи в тесный клубок. Я ощущала его волю, которая стремится проникнуть в меня, и ощущала В., который был в другом городе. В тот момент, когда я, как и год назад увидела, что смотря на него, я смотрю на себя, ощущение чужой воли, тяжелого и вращающегося железного диска у солнечного сплетения, внезапно исчезло. Наверное правда лев мой патронус. Я очень любила его в эту минуту.
Чуть позже я по-настоящему испугаюсь, когда она, растерянная, повернется к нему и спросит: «Скажи мне, что я чувствую?». Пожалуйста, пожелайте, чтобы у нее все было хорошо, чтобы она разобралась со всем и была счастлива.
А потом мы выбирались на крышу. Только пару дней назад я говорила об этом своем желании без надежды на его осуществление и вот – оно исполнилось неожиданно и без моего участия. С высоты город прекрасен.
Мы говорили о том, что вернее «все есть» или «ничего нет», слушали песни хозяина дома и его рассказы о знаках в его жизни, смотрели на ожог в форме рериховского знамени мира на его руке, сделанный случайно, еще в детстве, слушали стихи Есенина и пели песни Э.М., за что я очень благодарна.
А на следующий день была замечательная прогулка с Иовом, которая оборвалась раньше, чем мне хотелось бы.
Ночь принесла новые знакомства и развлечения в виде нескольких музеев. Чудесно было в музее истории религий на вопрос, что находится в следующем зале услышать: «Там? Рай», - сказанное так просто и в то же время как-то волшебно.
В этой поездке я внезапно чувствовала себя женщиной и наверное даже красивой – странное, непривычное отчего-то чувство. Два раза меня звали на свидание, а эпизод, когда я пыталась слезть с медного всадника и куча мужчин расставив руки в стороны кричали мое имя, готовые поймать, и вовсе... Я не хвастаюсь, я удивляюсь. Тем людям так просто сделать комплимент. И уличный художник, и продавщица в магазине, и мужчина, у которого спрашивала дорогу – хвалили меня за то, чего, мне всегда казалось, я была лишена с самого детства. Это странно и ново.

@темы: случайные встречи, слова о словах, колыбель для кошки, звезды и ленты, другие острова, дела музейные, государство двоих

11:48 

Про огонь

Я думала это только во мне происходит, но и друзья говорят, хоть и робко, почти полушепотом, о том, что чувствуют, как в них гаснет огонь. Возраст?
В любом увлечении перегораю слишком быстро и это касается не только занятий, но и идей, мыслей, чувств. Мне бы хотелось развить в себе постоянство в хорошем смысле слова и в то же время хочется быть разной, смотреть широко, пробовать многое, ощущать движение, непрестанное изменение, рост.
Вчера мне казалось фотографировать так интересно, а сегодня держу в руках фотоаппарат и не знаю что с ним делать. Вчера мне хотелось рисовать, а сегодня это желание вызывает недоумение. Вчера мечтала поехать в Индию, сегодня уверена - окажись там, останусь той же.
Да, это погоня за изменением, в которой изменение же и тормозит.
Наверное это характер. Не нравится эта черта, но она такая основательная, такая глубоко моя, что даже странно как непостоянство может быть таким постоянным.
И я думала, что со мной этого никогда не случится и что-то внутри всегда будет гореть ко всем им, однажды любимым, но оно гаснет и горит лишь отраженным пламенем, потому что я считаю, что оно должно гореть. Не чувство, но убежденность. За это стыдно, но разве на самом деле можно испытывать стыд за такие вещи? Ведь это не порок и даже не выбор? Или и выбор, и порок?
Все это граничит с душевной ленью, со слабостью воли. Но откуда приходит сила, как не из этого же огня?

*
Смотрела передачу Познера и Урганта, где они путешествуют по Франции и неожиданно плакала на сюжете о фестивале воздушных шаров в городе Аноне. Умение чувствовать красоту и получать удовольствие, делать что-то как дети, просто чтобы доставить радость и насладиться, неужели в этом корень вопроса? Слушать тишину за спиной и, услышав, рассказать другому.

*
Пожалуй главный лейтмотив сейчас - желание больше чувствовать, больше видеть, больше заботиться. Как могу я фотографировать людей, если мое сердце не заворожено ими? Как могу рисовать идею если она не горит во мне и не колет иглой?

@темы: яд, колыбель для кошки, звезды и ленты, другие острова, все огни огонь

21:22 

А не дурак ли я?

Мир прекрасен и удивителен, он заботится обо мне. Я так устала, работая на двух работах за копейки, что он дал мне болезнь - целых 10 дней я была свободна от рабочих обязательств. За это время в город пришла весна, я чувствовала радость каждый день, мне хотелось рисовать, танцевать и петь. Сегодня я первый день вышла на работу, но Мир, очевидно, был более рад видеть меня такой, какой я была эти десять дней. Поэтому мне сообщили, что органист в ЗАГСе больше не нужен. Дорабатываю месяц и подпадаю под глобальную статью сокращения.
Читаю статью об этом, где президент пишет, что "нам следует сократить численность аппарата и упорядочить его функции, то есть отсечь все лишнее, что плодит бюрократию и мешает динамичному развитию страны". Прости меня, страна. Я думала что же это такое вокруг происходит, а оказывается дело во мне. Совсем чуточку осталось потерпеть и скоро твое развитие станет еще более динамичным.
"Никаких льгот, привилегий сокращаемым, и выплат не будет", - сказал президент. Правильно, зачем? Будучи органистом я еще и компьютеризировала архив рождений за последние 23 года, попутно работая с заявлениями граждан. Но нет, мы "должны освободиться от тех, кто не старается <...> должны уйти люди, которые не хотят работать, плохо работают, и которые просто не туда попали". И правда, куда я попала? Как в фильме "Легенда №17" вот сижу я и думаю, а не дурак ли я?

P/S Да, и отпуска в мае у меня очевидно не будет. Так что, милые музеи Петербурга, не судьба мне с вами увидеться 18-го.

@темы: оракул и не говорит и не утаивает, колыбель для кошки, дайте жалобную книгу!

18:43 

Фу

Была в чера в нашем местном Битлз клубе, в том самом, в котором с В. познакомилась, и до сих пор тошно. Мало того, что несмотря на то, что выступление через 15 минут музыкантов никто в клуб не пускал и они стояли в толпе и мерзли на улице, так еще и после выступления нужно было два часа бегать за руководством, чтобы денег заплатили. И сколько! Столько сколько стоит вход для одного человека, а человек там была тьма тьмущая.
Но я не об этом. Множество из этих людей зачем-то добавляли меня в друзья в контакте и в старом чердаке, когда мы встречались по субботам они обращались ко мне как к закадычному другу, хотя мы едва ли перекинулись с ними парой предложений. Они не значат для меня много, но почему так обидно было, когда они меня вчера не узнавали? То ли я так сильно изменилась, то ли общая смена декораций (переезд клуба в другое здание) изменила их взгляд? Я стояла в толпе, со всех сторон меня пихали какие-то знакомые и не знакомые разряженные люди, я чувствовала себя одинокой, не красивой и лишней и по ошибке послала почти всей папке "личное" смс с просьбой забрать меня из этого места.
Не могу объяснить себе отчего так хотелось ходить туда раньше и быть принятой этими людьми.
Опять та же мысль в голове: зачем снова и снова стремиться принадлежать к какому бы то ни было течению, если все их в итоге обманывать и внутренне все же ни одному не принадлежать всецело?

@темы: колыбель для кошки, здесь на чердаке под крышей, другие острова

17:26 

Поскольку теперь мало пишу здесь, но не писать-то совсем не могу - кусками из ворда.

13:42 

Сны и всякое разное первых 20 дней нового года

*
Нужно перестать ждать одобрения. Отойти от мысли, что вещи хороши, только если кто-то их таковыми оценит. На самом деле они хороши сами по себе. Кроме того, всегда есть я и я тоже могу дать оценку, которая чего-то стоит, что-то значит.

*
Выходишь на улицу – белый снег смотрит тебе в лицо. Ветки деревьев обрублены и сложены у ствола черным ворохом, будто новая крона. Это воскрешает в памяти картинку, изображающую мировое древо, одним концом укорененное в землю, другим – в небо.
Кажется, мир мечется точно также как ты. Точно также как ты обращаешься к нему, он обращается к тебе и горячо спрашивает: «Кто я?», и ты отвечаешь мысленно: «Я не знаю, но ты прекрасен».
И, волнуясь, задаешь ему тот же вопрос. И получаешь тот же ответ.

*
Снился человек, похожий на Остапа Бендера, ждущий посылку из-за моря. В посылке был ворох вещей. Бендер сел рядом со мной на лавку и, взгромоздив открытую коробку между нами, извлек из нее какую-то табличку и стал читать. Моя рука сама потянулась к стеклянному шару на подставке, в котором лежала сушеная муха.
- Нет-нет, осторожно, - сказал человек и взял из моих рук вещицу. – А впрочем, интересно…
На подставке было что-то написано, но я не могла разобрать слов. Я спросила не сбил ли он ее в каком-то состязании, но человек только фыркнул и ткнул пальцем в небо. Он коснулся его, как телеэкрана, и оно потемнело, на нем обозначилось множество созвездий. Человек стал объяснять как они все связаны между собой, и мне показалось, что муха в стеклянном шаре шевельнула лапкой. Меня стало мутить. Я увидела как созвездия движутся, соединяются и расходятся и как умирают внутри них старые боги. Человек сказал, что муха соотносится с созвездием глины, и я увидела это созвездие, совсем маленькое по сравнению с другими, а внутри него муху – близко, как под микроскопом, живую муху, и каждый волосок на ее лапке шевелился и переливался радужным светом. Мне стало совсем плохо, показалось, что я смотрю в собственный глаз, зрачок расширился и я опять увидела муху, еще ближе, услышала как она щелкает, смотря на меня.

*
Знакомая видела приглашение в Индию на строительство какого-то ашрама. Приглашаются и мужчины и женщины. Волонтеры оплачивают только проезд в один конец, а сама организация предоставляет им проживание и питание, аюрведического доктора, занятия йогой, астролога и доступ в священный коровник. Это прекрасно!

*
Снился сон, общим настроением напоминающий фильм, будто бы на город нападает гигантский монстр, но люди, вместо того, чтобы бежать, вдруг останавливаются, подходят ближе, тыкают в него пальцами и смеются. Чудовище замирает в недоумении и замешательстве. Тут же картинка из разных частей света. Женщина в офисном костюме переходит дорогу, разговаривая по телефону с мужем:
- Ну, на что он похож, - спрашивает она.
- На рюмку текиллы, - отвечает муж.
- Ммм… - женщина зажмуривает глаза и голос ее становится выше, - оставь мне немножко.
В другом месте две школьницы прогуливаются на фоне искусственного водопада и одна из них видит сообщение в твиттере.
- О… на город напал монстр, - читает она.
- И что пишут? – спрашивает подруга.
- «Привет»… «привет»… «привет»… «привет»… Что делать? Может быть тоже написать «Привет»?
- Напиши «Привет».

*
Странным образом многое кажется лишним. Он собственных желаний мутит, растет раздражение и недоумение. Зачем мне на самом деле это нужно? Минутами хочется отказаться от всего – и от стихов, и от вещей, и даже от некоторых людей. Ставь цели и достигай их! И ты стараешься, пишешь какие-то списки, начиная со списков фильмов и книг и заканчивая списками всего, чего хотела бы достичь за ближайшие пару лет. Но вдруг это ка-жется глупым и лишним, не имеющим отношения к тебе. Я даже не могу сказать что в основе этого ощущения сейчас: разочарование? усталость? брезгливость? раздражение?
Я хочу новый ноутбук, но насколько он нужен мне и зачем? Я хочу писать стихи, но могу ли я без этого обойтись? И если нет, почему я испытываю такой страх перед белым листом? Почему не знаю о чем написать? Я хочу жить в Питере, хочу чтобы у нас был дом, но может быть это уже не мое желание, а только привычка так думать? Может быть я хочу спать в гамаке под открытым небом Индии?
И еще одна вещь, тесно связанная со всем этим, которая раздражает и вызывает приступ брезгливости, но от которой никак не уйти пока стараешься быть максимально честной – это самопрезентация. Я зарегистрирована в десятке социальных сетей, у меня есть дневники на четырех ресурсах, я жадно требую от людей и от мира при-знать и заметить мое существование, но показываю лишь одну сторону и сама не могу разглядеть в себе ничего кроме. Настоящая жизнь внутри и должна быть в известной степени тайной, иначе теряется что-то очень важное, что пока не могу назвать. Может быть это искренность, может быть чистота.
Но как сложно не рассказать! Как невозможно сложно не ждать глаз других, их слов, их рук, их оценок. С другой стороны – сделай над собой усилие, откажись сейчас, и возомнишь себя кем-то совсем другим. И все равно будет идти все та же самопрезентация внутри, и все равно будешь раскланиваться воображаемым зрителям.

*
Снилось, что согласилась выполнить задание одной женщине. Требовалось слетать через космические пространства в какой-то другой мир и что-то туда доставить. Кажется, именно она дала мне эту способ-ность и еще какую-то награду впридачу, в то же время для ее реализации она сделала меня старше. Все казалось забавным и интересным до того момента, как она не сообщила мне, что эта перемена навсегда. Я сказала, что в таком случае не согласна выполнить ее просьбу, но она сказала, что уже поздно. Это было похоже на поединок воли. Это поразительное и пугающее чувство, когда твое желание (точнее не желание быть пойманной в ловушку) настолько сильно, что в комнате и за ее пределами темнеет, начинается гроза, бьет молния. С последним криком я освободилась от нее и вернула себе свой облик. Я была счастлива и сразу стала благодарить высшие силы за помощь, но внезапно ощутила на своей щеке подобие шрама – это возвращался придуманный ею облик. Я выглянула в окно и увидела, что она, вытолкнутая из моего дома моей силой, снова идет к нему и улыбается, и снова должно быть столкновение, а сил у меня мало.
*
Сделала себе аромадиагностику. Женщина-аромадиагность то ли льстила, то ли пугала, говоря, что крайне удивлена меня видеть, потому что с такой диагностикой люди уже обычно ничего не хотят, ни во что не верят, никуда не ходят. Что вы делаете? - спросила она. Я даже не знала что ответить.

@темы: сны, здесь и сейчас, колыбель для кошки, звезды и ленты, другие острова

20:10 

Про 2012

В том году я писала итоговый пост, а в этом не получается. В начале 2012 я не думала, что встречу 2013 все в том же доме, за тем же компьютером, только без семьи рядом. Сестра в Хельсинки, родители за городом - пьют шампанское и катаются на снегоходах. А я дома, забегаю в Лайв, чтобы, пока никого нет, подарить нарисованные подарки людям, которых я почти не знаю, но которые тоже подарят мне нарисованные подарки.
В этом году я уезжала чтобы пожить самостоятельной жизнью на съемной квартире и это продлилось 9 месяцев, только ничего не родилось, все вернулось на круги своя и мы снова нежеланные, мы снова непонятно что такое, что мозолит родителям глаза и мешает их представлениям о том, что хорошо и правильно. На работе всех поздравляют кроме меня, мне так и не удалось вписаться. Полежала в больнице, целую неделю думала, что больна смертельной болезнью и никто почти не знал об этом, а тот, кто знал - не пришел. Много стыда и горящих щек, но еще больше раздражения и усталости и нетерпеливого вечного ну когда же все будет так, как видится, что должно быть.
И никуда мы не переехали, ни в какой чудесный, волшебный Питер, который, в октябре, казался таким странным, другим. И, смешно, я даже не купила себе ноутбук. Зато приобрела масштабный кредит, который ушел на оплату квартиры за все 9 месяцев и краткую, сверкнувшую как вспышка и угасшую, поездку на нашествие.
Но в 2013 же все будет по другому. Я же верю в гороскопы больше чем в себя. А там столько хорошего обещают, столько открытий и творчества, столько нового и хорошего.
Самое главное, что я по прежнему люблю, несмотря ни на что, что я по прежнему чего-то жду еще, чего-то желаю, значит живу.

@темы: сиюминутное, яд, колыбель для кошки, звезды и ленты, государство двоих

18:28 

Про обиды

Пытаюсь вспомнить слова Будды об обидах, но в голову лезет только "В ответ на обиду поцелуй врага своего, и ему станет намного больнее", но хочется написать о чем-то прямо противоположном, о том, что ничто на самом деле не может обидеть, если только обида не является выбором.
Очень наглядно это было вчера. У нас с Птичкой был абсолютно равный повод обидеться, но в решающий момент, когда мне позвонили на ночь глядя и и сказали «Приходи! Мы хотим тебя видеть!» я собралась и через 15 минут уже была на месте. Она же предпочла воспринять пригласительный звонок как одолжение, а мой поход туда – как предательство. В результате она проплакала весь вечер, а я прекрасно провела время, попивая чай с конфетками в компании дорогих мне людей. И между нами был свет и не было и тени претензии или обиды.
Я не к тому, что я хорошая, а она плохая, но важно, что у нас с Птичкой действительно были абсолютно равные, одинаковые причины быть обиженными, но она выбрала обиду, а я – радость. Так странно осознавать. Я привыкла к другому, поэтому всякий раз, когда теперь делаю такой выбор, уж и не знаю исходя из каких внутренних побуждений или внешних обстоятельств, удивляюсь и как будто переспрашиваю себя "точно ли ты это сделала?", "точно ли это была ты?".
Эта обида и у нее, конечно, забудется и пройдет, но этот упущенный вечер уже не повторится. А сколько таких упущенных, потерянных вечеров у меня!

@темы: другие острова, колыбель для кошки, здесь и сейчас

12:51 

С трех до шести утра

С трех до шести утра каждые 10-15 минут - кошмары. Будто и не засыпала вовсе, но что-то сзади, сбоку, тяжелое и темное наваливается и кусает в шею, только от укуса чувствуешь не боль, а страх, который как яд или как удар тока волной прокатывается по всему телу. Усилием воли просыпаешься, лежишь пять минут тяжело дыша, совсем без мыслей, только хочется спать, так сильно, будто фея какая-то задремав сыпет и сыпет на тебя свой сонный порошок. Засыпаешь и все повторяется снова.
Дайте мне мешок картошки и шалаш в тайге, чтобы на много тысяч километров только деревья, земля и небо, только птицы и редкие звери.

@темы: сны, колыбель для кошки, диагностика кармы

19:26 

Дайте жалобную книгу

Последняя неделя подготовки в двухнедельной поездке в Питер неожиданно показала, что по сути мне почти не на кого рассчитывать, кроме него. Никто не прыгнет выше головы, чтобы помочь тебе решить твои проблемы и даже не подумает о тебе, когда ему это не удобно. Остаются только родители, но со мной и они - не совсем тот случай. Мама помогает собирать вещи, но всеми словами, всеми мыслями, всеми силами удерживает меня от шага вперед, заставляя чувствовать себя больной, обессиленной, ни на что не способной, маленькой, глупой. Из лучших побуждений. Отец и друг в один голос снова и снова твердят "думай!", но призыв их не имеет отношения к осознанности, в нем подспудно слышится только "думай как я". Я не знаю, как рассказать им, что думаю об этом глубже и больше них, каждую минуту, каждое мгновение своей жизни, и вижу разумность каждого довода, и понимаю их попытки настойчиво вложить в мою голову практичное решение, но выбираю другое. Верую ибо абсурдно, как говорил Тертуллиан.
Я не знаю как еще объяснить маме: я не брошу человека только потому, что он тебе не нравится, и все твое недовольство, все крики и злые пророчества, все оскорбления ничем мне не помогут, только усложнят жизнь.
Все это выматывает настолько, что при взгляде в зеркало всякий раз вижу какую-то другую Иону, потерянную и мрачную, с морщинками и кругами под глазами. Он говорит, что я просто устала, что сделает все.
А я и правда устала решать бесчисленные денежные вопросы, балансировать между мнениями и притязаниями родственников обеих сторон, проблемами друзей, не дописанными работами для заочников за гроши, на которые в России даже месячного билета на метро не купишь. Так ждала этой поездки, так радовалась возможности, а теперь осталась только усталость, только страх, только раздражение и недовольство всеми теми препятствиями, которые выдвигают близкие люди и обстоятельства.


@темы: государство двоих, дайте жалобную книгу!, звезды и ленты, колыбель для кошки

12:22 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:04 

Про вопросы на которые не хочется отвечать

Вчера В. играл на улице. Вот так просто во дворе по просьбе наших соседей. Люди высовывались в окна, висли на балконах и просто останавливались по пути в магазин, услышав звуки скрипки и весь двор апплодировал его игре. И девушки спрашивали кто я, и он представлял меня как жену, и они интересовались музыкант ли я, и удивлялись, что нет, и спрашивали "Почему?", а я не знала что ответить, читая в их глазах такое вопиющее непонимание.
Кажется, если у тебя есть рана весь мир стремится просунуть в нее руку и пошевелить там пальцами. Может быть весь секрет в том, что бы вообразить, что никакой раны нет?

@темы: вижу музыку, колыбель для кошки, яд, здесь и сейчас, случайные встречи

13:11 

Про недавнюю поездку

Иногда с умными людьми очень сложно разговаривать, особенно если они вдруг решают, что все про тебя знают, пророчат всякие ужасы и убеждают, что только они могут тебя спасти, тогда как на самом деле - только искушают, только охотятся за энергией. Но все равно поездка была интересной. Любой опыт, даже довольно неприятный, ценен как опыт.

@темы: здесь и сейчас, колыбель для кошки, другие острова

12:56 

А мы все поем о своем...

Никак не могу разрешить для себя вопроса с самооценкой. Последние события с оркестром (точнее моя реакция накануне), стали очень показательными в этом смысле. С одной стороны я думаю: может быть мне просто не хватает скромности и смирения? Как сказано в Ведах "человек не должен стремиться к тому, чтобы его почитали, и даже в том случае, если он достиг высокого уровня духовности, а точнее, именно в силу этого достижения, его самооценка всегда должна быть объективно сдержанной, так для многих людей тщеславие явилось неодолимым препятствием на пути духовного роста, приводя подчас к краху самых лучших их устремлений". Неужели урок в обретении скромности, в принятии, что кому-то дано, а кому-то - нет? Неужели я требую лишь восхищенного взгляда на себя, неужели это все, что волнует меня в этом, все, чего я ожидаю?
Неужели в моем отчаянном желании научиться что-нибудь делать с высокой степенью захваченности и целостности, и в абсолютной неспособности на данном этапе определить что же именно, только тщеславие, только оскорбленное эго? Вчера слушая как он играет отдаваясь этому процессу целиком, абсолютно, достигая в этом какого-то необыкновенного слияния (с чем? со всем?), не заботясь о соседях, не видя ничего вокруг, как же я желала этого, с какой же ясностью ощущала метафизическую какую-то благодарность за его огонь Мировой Души ли, Бога ли, Космоса ли... и такой же испытующий, ожидающий взгляд на меня.

:ps:
Собиралась вставить картинку и заметила одну особенность.
На многих изображениях с тегом "Мировая Душа" в центре - образ женщины.
Почему...


@темы: посмотрите на меня, люди говорят, колыбель для кошки

13:17 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:03 

Честность требует отметить

*
Давно не было этого чувства незримой атаки. На этот раз ее инструментом стала отчетливая, ясная мысль, почти приказ, совершенно нелепый, чуждый, будто навязанный извне. Я была не готова и потому поддалась. В следующий раз я не совершу подобной ошибки. И все же обидно потерять время и силы всего лишь из-за собственной слабовольности.

*
Честность требует отметить, что эксперимент священника Уилла Боуэна, пожалуй, на грани полного провала. За все время я и на день не продвинулась. Всякий раз перевешиваю воображаемый фиолетовый браслет с одной руки на другую. И если с критикой я еще хоть как-то справляюсь, то не жаловаться для меня - вещь почти запредельная. К тому же на удивление сложно оказалось провести грань между простым разговором, в котором неизбежно сообщение каких-то сведений, и самой настоящей сплетней.

@темы: колыбель для кошки, яд

11:45 

Вижу тень наискосок

Все время говорим и думаем о свободе, но все же позволяем себе воображать, что кто-то нуждается в нас настолько, что без нас просто не может. Тайно подозревая, что таким образом он пытается лишить нас свободы, отчего-то радуемся: так хорошо очерчивать внешние границы, стирая внутренние. Кому она нужна эта свобода по настоящему? Неужели и мне не нужна?
А когда "нуждающийся" забывает о нас, не по каким-то глобальным обстоятельствам, в просто так, как забывают утюг выключить... тут-то и подступает темнота к сердцу, тошнота к горлу, ярость к кончикам пальцев и они сами собой сжимаются в кулаки. Вижу тень наискосок. Эта песенка звучит для меня совсем не о том.

@темы: государство двоих, другие острова, колыбель для кошки, сиюминутное

13:12 

Этот безумный, безумный...

У таблеток против тревоги, бессонницы и депрессии побочные эффекты - тревога, бессонница и депрессия. Это нормально.
Вчера рыдала слушая "Одни и те же" пока принудительно не заставили выключить. Пришла в бешенство, но подавила его.
Просыпаюсь через каждые три часа, не могу запомнить снов.


Прослушать или скачать Э. Шклярский Одни и те же бесплатно на Простоплеер

@темы: Э.М., вижу музыку, диагностика кармы, колыбель для кошки, яд

Нам светят звезды, мрак исчез

главная